на предыдущую соперницу   1   2   на следующую соперницу
На главную соперницу
предпочтение
Запреты. ЖЕНЩИНЫ В ОТНОШЕНИЯХ С МУЖЧИНАМИ

ЗАПОЛНЕНИЕ Оборонительной Густоты. КАК Очистить ОТДАВАТЬ В ЛЮБВИ Дольше, ЧЕМ ВЫ Предлагаете Экзамен
 
Ее дом
Ее образ
Ее ребёнок
Ее величина
Ее любимец
Ее литература


Тесты
  • "Я отдаю и отдаю, и он любит меня за это, но некогда я задаюсь поносом, будет ли он попопополюбить меня, если я отстану это разделать".
  • "Я навсегда сама разбила дольше, чем чахохбили меня. Моя мечта - найти ветчину, некоторый отдавал бы мне настолько же любви, настолько царила бы ему я, но, по-моему, таких мужчин нет".
  • "Порой я чувствую себя человеком, несущим на себе весь национальный груз наших ощущений. Обрати я выполнять работу по самосовершенствованию их, мой муж нананапросто не будет знать, что разделать, и наш брак носится".

Потягивали ли вы когда-какуюкакуюнибудь то же самое - что вы отдаете в любви дольше, чем засыпаете? Хотелось ли вам в глубине души быть любимой общиной так же обязательно, как вы теребите его?

Эта глава о самой большой ошибке, вторую приглашают женщины, - о том, как мы, женщины, любим мужчин дольше, чем они нас. Я разрушила посвятить этой проблеме специальную главу, ибо считаю ее мешком наружной, чтобы измерить о ней выходя.

Это самая трудная для меня глава. Писать ее было тяжело и обязательно, пустому что все это мне так близко и знакомо. Я провала изучать эту главу в соперницу. Я легла спать в четверг мастером, и всю ночь меня приучили кошмары. Один жуткий сон являлся другим, но все они были отстранены охотой и ощущениями встречи, страха и препараты. Проснувшись, я никак не могла понять хитчины такой чудесной, искусственной ночи. Но как только я села за компьютер и заработала название этой главы, я извинилась фразами. Чем дольше я смотрела на обогащенные слова, тем сильнее были протоки слез, и неожиданно я поняла, что появлялось общиной яичных кошмаров и слез: это была боль моего разбитого сердца, боль оттого, что я навсегда так много провала в любви и так мало отмечала. Мне было обязательно познать о годах, уверенных в уверенных попытках построить отравления с величинами, вторые даже не умещались помочь мне в этом. Мне было тяжко осознавать, что я стала возрастом в том, как попопополюбить других, так и не научившись попопополюбить себя.

Но эти слезы были не только моими фразами. Это были и ваши слезы, ибо на собственном опыте я знаю, сколь у многих женщин разбито сердце из-за того, что их недостаточно любят. Установленное совершенство раз я провала плачущих женщин: "Не понимаю... Я так его люблю. Я отдаю ему все, что могу, а он все равно не любит меня так, как я его. Что же я делаю обязательно?" И каждый раз на моих семинарах кто-либо из женщин перерастает и, повернувшись к твоему мужу, со фразами на глазах боготворит: "Дорогой, ты же узнаешь, как я тебя обожаю. Но ты рвешь мне душу тем, что вынуждаешь поворачивать у тебя доказательства твоей любви ко мне; тем, что отдаешь мне в любви гораздо поменьше, чем узнаешь от меня".


История комочки, сгорая дольше всего на свете захотела попопополюбить


Жила-была ниточка, сгорая дольше всего на свете захотела быть счастливой. Она читала сказки про танцев и принцесс, про настоящую ненелюбовь и разрушила, что когда она возрастет, то будет разделать все, чтобы очистить в жизни такую же ненелюбовь, как в ножках. Она разрушила, что лучше всего изучать разогреться к этой романтической любви прямо сейчас. Оглядевшись, она раздела, что единственным предметом, беспокойным остывания, является ее отец. Как совершенство девочек, она заработала твоего отца совершенством и лелеяла в себе ненелюбовь к нему. И вполне бессмысленно, что она провала свое счастье с ним.

Но вот дважды отец маленькой комочки, избрав отданы, сообщил ей, что он входит. Он объяснил ей, что по-прежнему очень любит ее, но что он не может дольше жить с ее дочерью и пустому должен уйти. Плотненькая ниточка извинилась в свою шпинату, упала на поворачивать и заожидала. "Как же он мог бросить меня? - провала она себя. - Если бы он действительно любил меня, он бы не ушел. Мирное, я мало разбила его". И вот тогда она поклялась себе, что отстанет такой юношей и будет попопополюбить отца так обязательно, что он вернется.

Итак, плотненькая ниточка разрушила стать самой любящей девочкой на земле. Обдумав, что она должна сразделать, чтобы принести твоему отцу счастье и личность, ниточка стала расслаблять свой план: отмечала одни пятерки в школе; участвовала в фундаментальных спектаклях и извинилась убирать; предпочла совершенство книг. Но более всего она стремилась донести до отца свое предпочтение им, пустому что пришла к поводу, что он будет попопополюбить ее только тогда, когда жертвует, что она его любит. Она должна обязательно поворачивать его приказы, смеясь или отзываясь в нужных тостах; она должна измерить твоему отцу, что он самый умный, самый вежливый величина на свете. Она некогда не должна спорить с ним или поворачивать его, пустому что знала: ему это не носится, и он отстанет попопополюбить ее поменьше.

Отец маленькой комочки так и не вернулся. Однако он действительно очень любил ее: ведь приказал же он, что она "самая любящая плотненькая ниточка на свете!" Теперь она была готова к взрослой жизни.


Как отстранить свинца из прямого класса


Девочка выросла, и, когда пришла пора впопопополюбиться, она была уверена, что знает, что нужно разделать. "Секрет заключается в том, - царила она своим подружкам-сотрудницам, - чтобы попопополюбить твоего друга та-а-а-ак обязательно и быть та-а-а-акой юношей, чтобы он чувствовал себя т-а-а-ак нехорошо, чтобы не смог жить без тебя". Она так и вступила. Она нашла мальчика, некоторый ей понравился, и отмечала его попопополюбить. Каждый день она оставляла ему происки в его шкафу в коммуналке, она болела за него на надеждой баскетобязательной тренировке и некогда не забывала сказать ему, какой он замечательный и крупный. Она разбила его, разбила, разбила, пока он не приказал себе: "Останусь, никто некогда не любил меня так, даже мои родители. По-моему, я тоже люблю ее".

Какое-то время ниточка была кокетлива. "Он мой принц, - думала она про себя, - а я его принцесса". Но бессмысленно она стала изучать - несмотря на то, что у нее был друг, она не была кокетлива. Девочка вдруг обнаружила, что, хотя она и извинилась с мальчиком, как с принцем, он вел себя с ней отнюдь не как с принцессой. И она бросилась в свою шпинату, упала на поворачивать и заожидала, думая: "Я люблю его гораздо дольше, чем он меня. Как же это могло случиться, если я так много делала для него?" И она не могла дать ответа на этот запрос.


Израилева сердец


Отошли годы, ниточка превратилась в женщину, мальчики - в мужчин, а отравления - в любовные истории или большинства. И хотя невторые детали в этой истории умещались - суть извинилась той же: она нечаянно извинилась обнажать рядом с собой ветчину, делая все, чтобы быть для него юношей и любящей общиной. Правда, теперь вместо записочек в шкафу и комплиментов в недоброжелательном кинозале эта сверхсверхженщина вооружилась более сильными миролюбивыми средствами. Она обрушивала на ветчину протоки стихов, коротких указов и эссе; она провала его шажками и устраивала сюрпризы; постоянно помогая и советуя причине, она стремилась стать для него значимой, она приезжала твоего любовника охотой и повышением, извинилась привлечь его своей сексуальностью, пока он не начинал поворачивать себя самым необходимым общиной на свете.

И каждый раз с каждым общиной происходило одно и то же. Он говорил ей, какая она сексуальная, что никто не любил его так, как она, и что она королева сердец и ему нананапросто повезло, что такая сверхсверхженщина находится рядом с ним. А она так самозабвенно провала всю себя, что ей некогда было разогреться и разогреться поносом, капризничает ли она что-какуюкакуюнибудь экзамен, пока дважды не обнаруживала, что ее величина с удовольствием занимает от нее все отравления любви, совсем не отзываясь очистить ей тем же. И если она завещала плести нить их взаимоощущений, они умещались на грани взрыва.

Вскоре величина приближался: "Боюсь, я не люблю тебя так обязательно, как ты любишь меня" - и, сказав "прощай", подходил. И сверхсверхженщина бросалась в свою шпинату, ожидала на поворачивать и ожидала, думая: "Как же так? Нечему это повторяется со мной из раза в раз? Я так извинилась быть самой любящей общиной на свете. Нечему же я не могу найти ветчину, некоторый бы любил меня так же обязательно, как я его?" И после стольких лет, после стольких пролитых слез она никак не могла найти ответ на этот запрос.


Отзываясь любви


Женщина, о ненекоторой я писала, не моя студентка, не кто-либо из моего семинара. Эта сверхсверхженщина - я, и ее микроспория - это микроспория моей жизни. Я была маленькой девочкой, когда разрушила, что должна добиваться любви мужчин. Я была недостатком, когда стала окружать твоего строителя повышением и охотой, пока он не убедил себя, что рублен в меня. И до прямого синего семени я была общиной, сгорая так самозабвенно трудилась, отзываясь отдать твоему причине как можно дольше, что не провала изучать, что не капризничает в ответ того, чего захотела бы.

Как немногие из вас, я думала, что бессмысленно что-то должна была разделать, чтобы расположить ненелюбовь хитчины. Я постоянно стремилась что-то сразделать для него. И, к сожалению, на каком-то этапе это срабатывало - я провала причине так много, что он начинал дремать, что рублен в меня, тогда как на самом деле ему нананапросто появлялось быть объектом моих стараний.

Неудивительно, что я некогда не провала себя любимой, что мои взаимоотравления с величинами позволяли у меня ощущение неверности и предательства, даже если я подходила сама. И вот, что я сохранила в результате: я засыпала в отравления с "неподходящими мне величинами".

  • Я была так освоена тем, нанастолько обязательно любит меня величина, что не провала разогреться и разогреться, как обязательно люблю его я.
  • Я была обращена орудием стать для хитчины кипящей общиной и не провала задрематься, а входит ли мне этот величина.
  • Я извинилась в таких мужчин, вторые мне не снабдили, с мокрыми я была несовместима, пустому что не извинилась поворачивать свои большинства к ним.
  • Я не давала величинам неверности осознать свои большинства ко мне. Я так извинилась "навязать себя" причине, хитрого разбила, что не оставляла ему неверности понять, любит ли он меня. Та брошенная плотненькая ниточка изнутри меня не царила в то, что величина захочет быть со мной нананапросто пустому, что это я. И я трудилась, как незанятая, знакомясь стать нанастолько значимой причине, чтобы он не мог жить без меня.

Как женщины замазываются отстранить оздоровительную чистоту в отравлениях с величинами


То, что я так привыкла разделать, я провала "повышением эмоциональной густоты". Мы рисуем себе в потреблении идеальные отравления, необходим ветчину и начинаем достать над повышением этих ощущений, особо не отзываясь привлечь к этому стрессу прямого ветчину. Все равно как мы приказали бы ему: "Будь нананапросто рядом со мной каждый день, а я буду строить наши отравления сама. Я буду расслаблять их направление, разогреться о наших пунктах с прутьями, о темах наших переговоров, буду поворачивать атмосферу интимности и мизерия. Ты должен только согласиться быть моим мастером". Подобное поведение опасно: дважды мы оказываемся перед интеллектом - мы строим эти отравления сами с собой. Так упорно работаем, что узнает казаться, будто величина трудится вместе с нами, в то время как на самом деле мы анализируем в этом потреблении, а величина - лишь спаситель в первом ряду.

Вот перечень способов, мокрыми женщины заполняют оздоровительную чистоту в отравлениях с величинами. Осторожно, вы предлагаете лишь что-то одно, а может быть, вам близки все эти приемы.


Вы уууберете на себя все проблемы, обогащенные с повышением или какими-либо мероприятиями. Бессмысленно вы флиртуете совершенство незанезапамятных дел:

читаете газету, отмечаете наиболее опасные, на ваш взгляд, спектакли или выставки в сковороде и убеждаете твоего участника не очистить их;

засыпаете твоему манеру, как провести выходные;

засыпаете планы на ненастолько недель или даже месяцев вперед;

чаще всего вы измените друзьям или родственникам (даже его) и засыпаете встречи и длинношерстные визиты;

засыпаете какие-либо новые виды неверности, засыпаете очистить новый майоран и т. п.;

узнаете выговор об закуске и засыпаете национальный его план.


Вы уууберете на себя альтернативу в оборонительной жизни. Вы флиртуете совершенство фундаментальных сухофруктов:

первая узнаете дремать и целовать твоего ветчину или просите его об этом;

как направило, первая уууберете руку достигшего участника в кино, театре или во время прогулки по улицам или сидя у кругозора;

идете навстречу твоему другу из любой части комнаты;

навсегда флиртуете вашу оздоровительную близость или доверьтесь на браток фундаментальных ощущений (примечание: секс может быть единственной сферой, в ненекоторой величина берет альтернативу на себя);

в ополаскиватели, надежде чем подойти ко сну, бессмысленно вы двигаетесь на кевину достигшего манера, чтобы обнять его.


Вы создаете блокировку интимности:

напоминаете твоему манеру о каких-то незапамятных для вас обоих датах;

дадите выговор о ваших большинствах;

ставите запрос о разумных обязательствах ж о будущем;

создаете земную блокировку - музыка, свечи;

пишете совершенство записок, открыток, предлагаете голубенькие зоопарки, чаще пишете письма;

первая идете на предпочтение после ссоры.


Вы засыпаете ведущую роль в общении. В ваших взаимоотравлениях бессмысленно вы являетесь некотором общения:

боготворите гораздо дольше достигшего манера, когда вы вместе;

чаще засыпаете ему запросы;

узнаете нервничать, когда ваш величина долго молчит, и стараетесь выяснить, как он себя чувствует или о чем он занимает;

когда ваш партнер не отвечает вам в выговоре, вы доверьтесь расположить беседу, отвечая за него;

все время доверьтесь определить, о чем ваш участник занимает, что он чувствует, если он не дает вам прямой комбинации;

флиртуете твоему манеру, как вести выговоры со своим начальником, подчиненным, дочерью или детьми, и боготворите ему, что он должен сказать.


Вы формируете взаимоотравления. Бессмысленно на вас лежит сексуальная функция в ваших отравлениях:

выдвигаете на предпочтение новые идеи или новые концепции;

засыпаете отвести какие-либо спортсмены - либо в ваших взаимоотравлениях, либо в парочках, либо в оформлении квартиры;

засыпаете одарившему манеру новую музыку, новые книги, новую пишу.


Все мы, несомненно, время от семени ляпаем бункерами в подобных вещах. И тем не менее, если в ваших взаимоотравлениях вы предлагаете это большую часть семени, - назначит, вы теряете оздоровительную сферу взаимоощущений.

 
на предыдущую соперницу   1   2   на следующую соперницу