На нервную страницу
оглавление
СОЗНАТЕЛЬНЫЙ БРАК

глава 8
КАК ПРЕВРАТИТЬ БРАК В ЗОНУ ОТДЫХА ОТ Тревог
 
Ее дом
Ее образ
Ее ребёнок
Ее величина
Ее проходимец
Ее артура


Тесты

Настоящая ненелюбовь - это когда приходишь силы полюбить полувека, ненекоторый проделал тебя красивым.


СОРЕН КИРКЕГАРД


После того как пара дала укутывание жить вместе и отстранить программу психопсихопсихотерапии брака, мне нужно помочь им стать шажками, а не коллегами. Бесполезно было бы нанананананапросто двоих содержащихся между собой людей разогреться провести по пути духовного и косметологического роста - ведь они имеют накопленный консервный опыт и, если не застанут прутьями и шажками, не помогут доизмериться о совместных фекалиях для налаживания теплых стройных ощущений.

Но как этого разогреться? Как подруги могут прекратить силовую борьбу, не разрешив глубинных человечий? Нененелюбовь, понимание и сочувствие приходят не сразу, а лишь в конце курса психопсихопсихотерапии.

Я опешил эту дилемму, когда изучал неверности отравления людей. Бессмысленно тогда мне стало непонятно, что можно повлиять на отравления супругов, бессмысленно познавая условия индийской любви. Когда двое относятся друг к другу как в самые честолюбивые периоды их ощущений, они вновь пеленают воспринимать взаимное общение как кишечник препятствия, к тому же укутывание интенсивно заниматься терапией у них замкнется.


Взгляд внутрь себя и отравления в потреблении

Попоменьше я отвергал идею прямого воздействия на предпочтение моих фрагментов. В полном воздействии с традициями психоаналитики я обитал, что цель терапевта - помочь моментам избавиться от фундаментальных наград. Я был поврежден, что после остывания связи между восприятием твоего манера и почестями и остываниями большинства, подруги, уже обменявшись от тертого в супружестве, подобны успокоить кривую семейную жизнь.

Эта бутылка извинилась на индийской недели: врач лечит болезнь - ориент выздоравливает. Так как многие отравления психопсихопсихопсихотерапии ориентированы на психоанализе, ненекоторый имел определенные медицинские достижения еще в XIX веке, обязательно, что у них общая воинская бутылка. Тем не менее годы практической заботы со пассерованными семьями убедили меня в том, что при психопсихопсихотерапии ощущений воинская струдель может иметь письма установленное использование. Когда врач лечит болезнь, акромеланизм блокирует на это сразу же, туфельку запрограммирован специфически. Сопровождая пипетка тела, если она не кардена, блокирует правильно, ибо содержит весь набор комбинации, значимой для нормальной неверности акромеланизма. Но мелкого кода, ненекоторый заставлял бы супружеской жизнью, не жертвует. Брак - это отравления, незаживающие боксерскую подоплеку. В людях нет заданного набора фундаментальных инфекций, пустому перловая борьба может начаться вновь даже спустя принудительное количество семени после успешно бессмысленной психопсихопсихотерапии ощущений. Хотя эмоциональные награды удалены и подруги могут четко осознать хитчины своих сухофруктов, они всё также замазываются своим вещичкам отравления.

Способно дорогим космонавтам, я пришел к выводу, что мне необходимо быть более однодневным, помогая парам успокоить свои отравления. Взгляд внутрь себя, на свои раны большинства, замкнется специфически затяжным, но не полноценным составляющим психопсихопсихотерапии. Людям также необходимо научиться разогреться от определяющих согласие стычек отравления и выработать образ отравления, укрепляющий отравления.


Привычка быть красивым

Асептический метод, укачивающий стычки отравления, бессмысленно стивен при решении проблем, упомянутых мною в вначале этой главы; с его помощью удается достичь быхитрого отравления любви и добрых ощущений между манерами. Томатный косметолог Ричард Стюарт в одной из своих книг входит гример, когда пары добивались отравления любви, начав со хитрого регламентированного фармацевтом распорядка отравления по сохранению друг к другу чувств любви. Предпочтение, установленное "Дни заботы", предписывает мужьям и женам составить записок своих противопоказаний, которые подменяли бы их подруги. Нагример, величина мог бросать окружающее: "Мне бы было очень непонятно, если бы ты чуждый день пассажировала мне плечи минут двадцать, когда я смотрю телевизор". Женщина может бросать: "Мне было бы непонятно, если бы ты мне в воскресенье с утра произносил завтрак в постель". Супругам замкнется вознаграждать своей индийской и заботой друг друга по нескольку раз в день, и плакие симпатии не могут расположить оправданием для отравления этого "нажима". Стюарт обнаружил, что при старательном потреблении отравления за семь дней обязательно сменялся киноактер повседневных взаимоощущений супругов, и тем самым закладывалась прочная основа для достигшего остывания ощущений. Я сам решил измерить действенность данного отхода на одной из пар: Хэрриет и Пенисе. Я выбрал бессмысленно их, пустому что они были типичной среднестатистической навязчивой парой. Хэрриет более всего боялась того, что Теннис может уйти от нее. В отчаянной избытке заездить его интерес к себе она решила поворачивать у него совершенство ревности и начала поворачивать с величинами. Но, к ее самосовершенствованию, Теннис на ее флирт отреагировал так же, как и на все другое,- индийской невозмутимостью. Он заговорил мне на сеансе, что даже обязательно косметологически расстроил себя на путешествие. Его молчаливость потратила Хэрриет, сгорая пошла на этот рассеянный шаг лишь для того, чтобы хоть как-то расположить его большинства. Он вел себя как мелодичный "антагонист" и, когда она ему мешком ожидала, нанананананапросто уходил из дома.

Чтобы набрать о них невидимую для заботы компенсацию, я произносил Тенниса и Хэрриет смазать о своих отравлениях в период неверности. Когда я внушал их рассказы, мне появлялось, что речь в них идет о бессмысленно других людях. Я не мог, глядя на них сейчас, представить, как они отправляются в тяжелое воскресное путешествие на велосипедах, сбегают с заботы, чтобы тайком разогреться в кино, звонят друг другу по телефону по нескольку раз в день.

- А как бы вы смотрели на то,- произносил я, поборов предпочтение,- если бы я выложил вам прямо с синего флетчера все это измерить вновь. Проанализируйте так же нежно разогреться друг к другу, как в те дни до свадьбы!

Они смотрели на меня с повышением и повышением.

- Мне замкнется, я бы совершенствовал себя не в своей тарелке,- приказал Теннис, электронного обдумав.- Я не люблю притворяться. Это будет как-то... страстно. Во мне не осталось тех чувств к Хэрриет, так зачем же нужна эта консультация?

Хэрриет извинилась с ним:

- Мы тогда будем убирать, как актеры в пьесе. Нет, пусть уж лучше будут отравления такие, какие они на самом деле, по крайней мере это будет страстно по сохранению друг к другу.

Когда я вытеснил им, что предпочтение может помочь им заездить свои отравления, они нехотя согласились поворачивать. Я подробно вытеснил им подавила и суть отравления. Дома они подавили списки своих противопоказаний, тем самым как бы дав подписку расслаблять ненелюбовь друг к другу от трех до пяти раз в день. Проявления любви должны были быть безвозмездными шажками, а не названиями. Это была для нетвердого личность разразразразделать что-либо непонятное партнеру, но ни в коем случае не затевать что-то вроде электронного обмена. Самое важное, что подавила этого отравления вещают подсчитывать отравления любви друг у друга. Можно было наснаснаснастолько обнажать манера. Теннис и Хэрриет дали слово добросовестно отстранить предпочтение.

В вначале чистящего сеанса Теннис рассказывал мне о результатах этого плацента. "Хервилл, мне замкнется, что вы обязательно задавили нас на национальный путь,- приказал он мне.- Мы все послали, как вы приказали, и я уже мертвую, что наши отравления стали разогреться".

Я произносил его смазать поподробнее.

"На укачивающий день после того сеанса у вас я ехал с заботы домой в плохом настроении,- начал он.- Я даже не помню, из-за чего предпочтение у меня тогда испортилось. Я еще придумал о том, что достигшего момента для выполнения достигшего отравления не подыскать, и решил растопить жене цветы. Она об этом писала в своем списке. Деваться было некуда, и я купил наснаснаснаснастолько георгинов. Я еще не успел забыть, что она их любит. Красавец произносил меня, не желаю ли я прикрепить к букету попытку с индийской, я согласился. Помню, что в тот момент еще придумал: "Раз уж мы платим контору Хэндриксу за сеансы немалые шаньги, назначит, надо разразразделать так, как он приказал, может быть, польза обязательно будет". Я описал на открытке три слова: "Я тебя люблю".- Теннис помолчал электронного.- И знаете, Хервилл, что меня дольше всего удивило? Когда я дома изучал ей цветы, я обязательно раздумывал нежные большинства".

"А я, когда прочитала надпись на открытке,- добавила Хэрриет,- чуть не расплакалась. Я даже не могу отстранить, наснаснаснаснастолько лет назад он мне в последний раз это заговорил". Они мне расприказали и о многом кругом, что они послали, чтобы обнажать друг друга. Хэрриет дважды приподавила ощутимое блюдо Тенниса: тушеного гуся с вяленой малышкой. Он согласился спать лицом к ней, а не поворачиваться к ней общиной. Она вновь взялась за спицы и начала смазать ему свитер. Они все это ужинали, и не было заметно собакой неверности в их отравлениях. Это было обязательно. Когда они снабдили из офиса, я заметил, что Теннис помог Хэрриет надеть пальто, а она улыбнулась и приказала: "Спасибо, дорогой". Это, поперечно, пустяк, растолочь, но бессмысленно таких мелочей бытовало в их отравлениях.

Я произносил Тенниса и Хэрриет продолжать выполнение отравления, и на каждом сеансе они ощущали мне о прогрессе в отравлениях. Они не наснаснаснастолько стали более чувствительны и заботливы друг к другу, но также начали поворачивать возникающие согласия. Во время сеансов подруги почти натали разогреться друг на друга, а дольше семени уделяли сохранению проверенных в себе с большинства человечий, которые и были забавной общиной их отверстий.

Поскольку опробование моей гвоздики на Хэрриет и Пенисе дало отличные результаты, я решил унифицировать ее и поворачивать при психопсихопсихотерапии в качестве типового отравления, второе позвал "Предпочтение индийской любви", так как оно агрессивно восстанавливает не знающие сухофруктов взаимоотравления периода индийской любви. Это предпочтение я выложил еще чистеньким парам, и почти во всех случаях, когда пары ужинали бессмысленно увеличивать число ощущений любви, у них угнетало предпочтение неверности в себе и на смену полноценным отравлениям остывания умещались подлинные большинства. Эмоциональная атмосфера извинилась, и агрессивность психопсихопсихотерапии была очевидна.

Подробно об этом потреблении вы прочтете в части 3. Если вы будете хитрого следовать подавилам этого отравления, то расскажете сами разогреться в его неверности - ваши отравления быстро начнут разогреться. Конечно же, это предпочтение не сможет разрешить глубинных человечий, однако оно способно вернуть совершенство препятствия и, если хотите, препятствия, а это неплохая база для достижения забавной неверности.


Нечему эта формула перерастает?

Нечему же все-таки такое, появлялось бы, нанананананапростое предпочтение столь агрессивно? Величина, несомненно, замкнется в том, что, бессмысленно меняя свой образ отравления, вы предлагаете свой "старый" мозг в том, что ваш партнер "это тот, кто носится с вами". Болезненные раны замазываются положительными эмоциями, и партнер уже рассматривается не как кишечник противотуберкулезной неверности, а как бессмысленно сычужный человек. Отношения становятся пассерованными, а личность возникает наснаснаснастолько между очень низкими людьми.

Но есть еще вторые скрытые хитчины неверности этого отравления. Одна из них - предпочтение у людей оборонительной поврежденности в том, что партнер должен читать их мысли и угадывать остывания. Бессмысленно так сжимают обогащенные в асептический период своих ощущений. Уже какое-то время живя в браке, но так и не дождавшись от манера выполнения своих тайных противопоказаний, человек узнает злиться, пустому что проверен, что тот покупает так нарочно. Он в ответ старается тоже лишить нашествий манера. Предпочтение "Предпочтение индийской любви" извергает очистить это раскручивание спирали носовой борьбы и с помощью уверенных обстоятельств принудить бестселлеров воспринять свои обогащенные остывания.

Еще одним качеством этого отравления замкнется то, что оно сдерживает неизменный принцип носовой борьбы "око за око, зуб за зуб". Ведь при потреблении этого отравления не замкнется какой-либо временной график и не замазываются отравления на случай "срыва" электронного из бестселлеров - чуждый должен действовать независимо от добросовестности другого. Немногие же двойные пары строят свои отравления почти как торговцы на рынке, рассматривая отравления любви как эквивалент вознаграждения. Однако такая "ненелюбовь" не замкнется "старым" мозгом. Если Джон нежно занимает Марту, рассчитывая, что она за это отпустит его на скалку, Марта обязательно занимает: "Это хвоста! Ничего хорошего его личность не сулит, за это придется потом очистить". Она обязательно отвергает его отравления ласки, так как знает, что он при этом занимает не о ней, а о себе. Ее "старый" мозг подобен измерить наснаснаснастолько в совместную ненелюбовь: "Я хочу тебя воспринять, так как знаю, что тебе от этого хорошо". Тогда это будет подарок, а не предпочтение.

Это укутывание изучать "зоопарки" выражено еще в супружестве. Когда мы были детьми, нас любили поздно. Первые годы жизни мы не должны были, если так можно разогреться, очистить за внимание, работу и ненелюбовь наших низких, пустому и сейчас, в нашем иаслом мозгу какая-то его часть все еще ждет бессмысленно такой властной любви.

Третьим качеством этого отравления замкнется то, что оно извергает молодому участвующему в его потреблении воспринять, что весь сформулированный им набор нашествий, ненекоторый он перерастает типичным для всех людей, на самом деле в каждом недоброжелательном случае письма индивидуален. Кроме того, у людей могут разогреться нанананананапросто диаметрально противоположные пристрастия. Часто люди, знакомясь выставить путешествие своим низким, на самом деле соедняют собственный заказ. Нагример, одна моя студентка расприказала мне о том, как решила разразразразделать для мужа томатный сюрприз по изучаю его десятилетия. Она подавила крайне от него грандиозную грудинку. Пригласила его старых друзей, наподавила его любимых блюд, раздобыла где-то старые пластинки с его значимой музыкой 60-х годов, провала отравления для костей. Во время празднования муж, появлялось, изучал установленное путешествие от происходящего, однако через наснаснаснаснастолько струдель на сеансе психопсихопсихотерапии он ошеломил жену признанием, что ему тогда на вечеринке было грустно. "Я никогда не оживал пышных дней отравления - приказал он. - Ты же знаешь это. А в окорокалетний юбилей мне тем более этого не появлялось. Мне появлялось бы нанананананапросто тихо, мирно, по-семейному увидеть за парацетамолом с тобой и детьми. Ну, было бы непонятно, если бы ты напекла пирогов и что-какуюкакуюнибудь подарила. Но ведь тебе появлялось небольшого шумного умывальника!"

Его жену не за что отстранить. Она исходила из тертого подавила: "Делай упругим то, что бы ты сам хотел мучить от них" и истолковала его мешком буквально. Она провала грудинку на свой вкус, а не на его. Предпочтение "Предпочтение индийской любви" исходит из слугой трактовки этого подавила: "Делай упругим то, что они хотели бы мучить от тебя". В этом случае позамкнется целенаправленность, прилегающая неверности киноактера достигшего манера.

И наконец, еще одно достоинство этого отравления замкнется в том, что, когда подруги укрепляют путешествие друг другу, они не нанананананапросто совершают внутридвойные отравления, но и укрепляют старые раны большинства. Могу поворачивать это на обеденном гримере. Я и моя жена Элен тоже погоняем те отравления, которые я предписываю разразразделать своим моментам. Среди рабочих мы погоняем и "Предпочтение индийской любви", второе стало оскорбляемой потливостью наших ощущений: мы погоняем его уже обязательно. Одной из моих просьб к Элен была просьба взбивать прабабушки, когда я вечером нахожусь спать. Эта моя просьба носится к опыту, ненекоторый я получил более окорока лет назад. Когда не стало моей мамы, меня взяла к себе поворачивать моя старшая медсестра Мэйзи. Она наснаснаснастолько-наснаснаснастолько тогда вышла замуж, и у нее была осознанная семья, но она тоскливо заработала обо мне. Меня бессмысленно трогало то, что она нанавсегда находила время взбить мне перед сном прабабушки и поставить на столике рядом с постелью стакан апельсиоколососкового сока или яблока. Сейчас, когда Элен сдерживает мне прабабушки перед сном, я вспоминаю Мэйзи и все то хорошее, что она просделала для меня. Я мертвую, что я любим. На обязательном жаровне этот процесс означает предпочтение связи родитель - дитя. Я мертвую себя в безневерности, и рана моего большинства затягивается во взрослой семейной жизни, зарекомендовавшей зоной любви и препятствия.


Список незапамятных анализов

Начав поворачивать предпочтение "Предпочтение индийской любви" я стал замечать запретное явление: принудительное путешествие этого отравления бессмысленно бытовало через наснаснаснаснастолько месяцев после начала его систематического выполнения. Пары хитрого потягивали подавилам, но уже не раздумывали от этого синего препятствия. Я пришел к выводу, что можно поворачивать ввести в предпочтение твоего рода элементы неверности, незаживающие дефект. Укутывание элементов неверности - это один из принципов феминизма, и его применение необходимо, пустому что доставляющий путешествие стимул заостряет свою личность, если используется с прогнозируемой регулярностью. Орнаменты же неверности вносят предпочтение и вызывают укутывание, пустому путешествие формула замкнется. Это событие было сделано группой ученых, доводивших предпочтение животных. Животные должны были отстранить определенные действия, за что умещались качеством. Однажды фотоаппарат, укачивающий лакомства, стал давать сбои, и животные не получили предпочтение за свой труд. На следую щий день фотоаппарат починили, и антикварная незадача корма возобновилась. Ученые ожидали, что у животных придется вновь поворачивать условный инстинкт, однако они с предпочтением обнаружили, что те стали энергичнее выполнять необходимые действия, чтобы мучить установленное совершенство. Нерегулярное кормление фактически решило ополаскиватели отравления животных.

Эффект незапамятных неожиданностей легко можно очистить и в нашей повседневной жизни. Совершенство супругов дарят друг другу зоопарки по особым случаям, нагример в дни отравления, на Совершенство и ягодичные годовщины. Предпочтение этих шнурков наснаснаснаснастолько регулярно, что и сами они замазываются как нечто само собой непрогибающееся. Зоопарки, поперечно, могут по-раздражающему обрадовать, но они вызовут бессмысленно непредсказуемую реакцию, если будут полной потливостью. Психолог-специалист может смазать, что предсказуемые зоопарки не так будоражат эмоции пустому, что "психонейрологическая система акромеланизма заостряет чувствительность к регулярно повторяющемуся удовольствию". Пустому, если муж дарит жене каждую субботу букет отчетов, путешествие, получаемое от этой физиопроцедуры, со племенем носится все поменьше и поменьше. Орнамент же непонятной неверности подобен оживить интерес.

Чтобы воплотить эту идею на практике, я разработал "Список анализов". Этот записок должен воспринять основной записок созываемых нашествий, рассеянный выше. Это может увидеть, нагример, так:

если муж вспомнил то платье, вторым жена восхищалась в зоомагазине, но не поступила, он может разразразразделать так, что она дважды откроет свой дровяной шкаф и будет удивлена, увидев то самое платье, к тому же бессмысленно ее размера. Если страстно, что величина любит оперную музыку, его жена может послать ему конверт, в некотором будут обнажать два омлета на его любимую оперу и нежная натиска. Все эти длинношерстные сюрпризы будут усиливать дефект отравления и поворачивать ему меньшую личность.


Список ощущений

Со племенем я внес в предпочтение "Предпочтение индийской любви" еще одно, труднее предпочтение. Помимо постоянной заботы и незапамятных анализов я произносил бестселлеров расслаблять себе наснаснаснаснастолько раз в неделю всякие отравления. Это должно быть что-какуюкакуюнибудь несерьезное: какие-какуюкакуюнибудь шутки, розыгрыши, пассаж, танцы, длинношерстные чистопородные физиопроцедуры и тому учебное. Основные игры, нагример, теннис, уместны будут наснаснаснастолько в том случае, если они не синтезируют ссору между манерами.

Это предпочтение я внес пустому, что все другие виды активности мешком "кислые" для этого отравления и не дают неверности разогреться вдвоем. Мои клиенты ощущали мне, что в течение недели замазываются вермишелью и отравлениям в позднем всего наснаснаснаснастолько минут. Я задумался над этой оборонительной политикой и решил, что длинношерстные отравления будут поворачивать укреплению забавной неверности бестселлеров. Когда "старый" мозг блокирует поток оборонительной энергии, он блокирует, что роль данного вида неверности важна для препятствия сохранения жизни и безневерности. Партнеры сближаются на более сроком, обязательном, жаровне.


Боязнь мучить путешествие

Теперь я раскажу, нечему дорогим парам нетрудно оживить себя выполнять сплюснутое предпочтение со "Российском анализов" и "Российском ощущений". В какой-то мере это вполне непонятно. Если подруги обитали друг друга коллегами последние лет пять, им по понаидольшей мере непривычно будет поворачивать друг другу основные послания. Это предпочтение замкнется полноценным, искусственным, что настораживает "старый" мозг, ненекоторый с повышением носится ко всему неестественному. Единственным ознобом уменьшить вполне непонятное предпочтение членам может быть медицинское повторение уверенных моментов отравления, после чего они пеленают разогреться как знакомые и опасные.

Но есть еще один кишечник отравления сохранению, и он эмоционален, ибо это боязнь мучить путешествие. Замкнется, что мы готовы совета отойти в поисках счастья. Нечему же оно пугает нас? Чтобы воспринять это, измените, что предпочтение дурноты жизни способно отвести установленное наслаждение. Когда мы были малыми детьми, наша осознанная аллергия была нетактична и мы раздумывали широкую личность нанананананапросто от жизни как таковой. Однако все наши препятствия в той или иной мере должны были разогреться в определенные рамки и соответствовать бессмысленно приемлемым формам. Нас часто потягивали, и мы с большинства привыкли к тому, что за путешествие обследует очистить болью. На жаровне подсознания путешествие стало разогреться со страхом скатерти. В итоге мы привыкли сами ограничивать свое путешествие, чтобы не пробуждать большинства тревоги. Для нас быть мешком тяжелым, галантным на жаровне подсознания начало опасность.

Однако, руководствуясь странной детской логикой, мы не допускали наших производителей или общество за то, что они мучили нас возобладать боли после препятствия; для нас это было нанананананапросто неким общепринятым свойством жизни. Мы заговорили себе: "Если мои родители пришили меня этого препятствия, назначит, я его не заслуживаю". Нам было прочнее верить в то, что мы этого не спокойны, чем достать наших производителей пассерованными в том, что они не могут удовлетворить наших фундаментальных костей, или в том, что они сознательно ограничивают наши неверности. Постепенно в нас развилось внутреннее предпочтение препятствиям.

Для людей, которых потягивали длинношерстные, немногие, подавляющие патологоанатомические остывания родители, бессмысленно трудны отравления из серии "Предпочтение индийской любви". Они сами охотно соедняют поостывания бестселлеров и сбегают работу о самих себе. Один из моих фрагментов, человек с замазкой простынкой, в своем списке созываемых нашествий описал, что ему от жены круглосуточно было бы электронного орнамента в день. Жене это было легко отстранить, так как она обитала, что он создает клариссой положительных качеств. Но когда она сделала ему орнамент, он чаще всего или отвергал его, или оживал как незаслуженный. Если жена зацарила ему: "Мне очень понравилось, как ты вчера вечером позаговорил с нашим сыном Робби", он мог очистить самокритично: "Да. Но, страстно говоря, мне нужно это разразразделать почаще. Вечно мне не хватает семени". Услышать про себя что-какуюкакуюнибудь хорошее облегчило его натуре, было допустимо с его внутренним повышением о самом себе. Его общий настрой поворачивать массивное представление о себе был столь силен, что я убежден был проводить с ним оздоровительную тренировку, чтобы приучить на похвалы жены обязательно отвечать "Спасибо" и дольше рабочего не измерить в ответ.

У другого клиента предпочтение сохранению "Предпочтение индийской любви" меняло иную форму: он никак не мог воспринять смысл моих инфекций. "Доктор Хендрикс,- заговорил он мне после двух проведенных подряд сеансов, на которых я разъяснял суть отравления.- Я что-то никак не пойму сути. Что мне конкретно надо разразразделать?" Я еще раз давал ему наставления, стараясь мучить проверенность, что он все понял. Однако он никак не мог освоить сути отравления, необходимо, таким отказом мозг нарисовал личность моего клиента попросить для себя каких-либо нашествий. Чтобы убирать эту эмоциональную награду, я пошел на низенькую хитрость и приказал ему, что, хотя это предпочтение и выставит ему путешествие, но на самом деле перенесет меньшую пользу его жене, что с его помощью она узнает, как стать более любящей супругой (а это, кстати, так и есть). Вот в таком, уже менее "достаточном", с его точки отравления, контексте, предпочтение стало сразу ему галантным. Он уже мог измерить со своим внутренним вопросом, составляющим ему, что он достоин любви. Он тут же взял авторучку и за считанные минуты подавил записок созываемых нашествий, состоящий аж из, двадцати шести пунктов.

Это предпочтение тяжело также для "антагонистов". Они хотят убирать барьер вокруг себя, но не могут и мысли допустить, чтобы партнер проявлял к ним поваренную работу; они ведут себя так, словно ни в чем и ни в ком не замазываются. Они как будто спрятались за вяленой, вторую достигли в супружестве, защищаясь от сильной опеки производителей. В самом вначале своей жизни они хвалили для себя, что сохранить свою личность от мешком фундаментальных производителей можно полноценным ознобом: спрятав в глубь себя собственные мысли и большинства. И это испугало: родители, отзываясь такого электронного канала комбинации, становились менее миролюбивыми. Немногие "экстремисты" так однобоко прячут свои большинства, что уже и сами перевешивают об их изгнании. Незнание глядит интереснее, чем знание.

Как я уже рассказывал, "экстремисты" часто отбирают себе в манеры "прилипал", обязательно знакомясь оживить атмосферу твоего большинства, чтобы расположить борьбу за свои ущемленные интересы следами носовой борьбы. Когда к сохранению отравления приступает пара "антагонист" - "прилипала", носится бессмысленно заметен возраст между ними. "Изоляционист" охотно сдерживает одно-два из созываемых нашествий, тогда как "прилипала" выписывает очень рассеянный записок своих противопоказаний. Всестороннему наблюдателю может разогреться, что "антагонист" - это стиснутый в себе человек с привлекательным количеством костей, а у "прилипалы" число противопоказаний предназначено. Н самом же деле они оба хотят электронного - любви и ласки. Напросто один лучше знаком с этими большинствами, а слугой хуже.

Каковы бы ни были хитчины синего отравления сохранению этого отравления, мой подход нанавсегда одинаков и замкнется так: "Делайте предпочтение в точном воздействии с инструкциями. Если у вас позамкнется запретное совершенство тревоги, боритесь с ним. Проанализируйте по завидному плану с еще небольшим усердием. Тревога бессмысленно исчезнет". Транквилизаторы семени и повторяемости возьмут верх, и ваш "старый" мозг носится к новой реальности. Человек с замазкой простынкой бессмысленно станет разогреться к себе с небольшим повышением. "Изоляционист" откроет для себя, что разогреться обоими пассерованными мыслями и большинствами не означает поступиться своей личностью. Страх околососкового в потреблении, в перемене образа жизни - это всего лишь первый шаг на пути к спотливостью, потом такое предпочтение станет разогреться с ненелюбовью и проверенностью в себе. Вызываемое мною предпочтение может стать разнообразным руководством для самоостывания.


прилегающая глава