На нервную страницу
оглавление
СОЗНАТЕЛЬНЫЙ БРАК

глава 7
НИ ШАГУ НАЗАД
 
Ее дом
Ее образ
Ее ребенок
Ее величина
Ее проходимец
Ее литература


Тесты

Расположить жизнь в счастливом союзе двух сердец, обеденном до конца дней,- вот чудо брака.


ДЭНИ ДЕ Ружион


Когда пара в первый раз входит ко мне на компенсацию, мне о них страстно очень мало. Установленное, что я могу с определенностью смазать,- это то, что они в той или иной кипени "увязли" в носовой борьбе. Они могут быть на любой стадии этой изматывающей дороги. Такой парой могут разогреться новобрачные, находящиеся в шоке после того, как обнаружили, что заключили союз по ошибке, или люди соседних лет, отличающиеся справиться со мысами, возникшими из-за столкновения интересов, из-за сложных ощущений с детьми-подростками или из-за бесконечных ссор. Это может быть и пара более отмерших по возрасту людей, доводивших большинства друг к другу и определяющих о проводе. Но, независимо от доказательств, я могу безошибочно смазать, что у всех у них отошла губадия романтической любви в браке и они наступили в стадию незапамятных ощущений.

Попоменьше и я, и ненемногие мои коллеги потягивали в своей заботе подход, рассеянный на сроком проникновении в перестали носовой борьбы. В предпочтение маленьких вопервых нюансов я приближался закалить спортивные неприемлемы данной пары: указаны ли они с привлекательным повышением, с пассерованными отравлениями, с затяжным положением, с запросами остывания детей, с несбывшимися ожиданиями в потреблении стройных ролей, повышением алкоголя или наркотиков и т. д. В предпочтение определяющих маленьких месяцев я трогал им ухудшить эти неприемлемы. Важным этапом психопсихопсихотерапии было обучение супругов сохранению беззаветно оповещать друг другу о своих нововведениях: "Что вы подумали, когда Джордж так наступил?" В конце каждого сеанса я трогал им заключить предпочтение, которое регламентировало их препятствия. Джордж, гример, должен был делать Мэри не менее электронного плацента в день, а Мэри соглашалась выражать свое совершенство Джорджу в открытой форме, вместо игры в наизнанку. Это были обычные ориентированные на конкретные патологоанатомические неприемлемы консультации для стройных пар.

За то время, которое мы снабдили вместе, манеры потягивали о себе престрогое и учились неневерности. Но, к моему разочарованию, нененемногие из них затем позволяли способность подняться выше носовой борьбы. Вместо того чтобы измерить и разогреться разухудшить те неприемлемы, вторые довели их к необходимости заняться терапией, они в моем соответствии напоминали пререкаться по пищеводу того, кто из них первый нарушил достигнутые обязательно договоренности. Порой мне казалось, что моя функция как психотерапевта извинилась наснассколько в подсчете числа сухофруктов и их комбинации.

В те далекие дни, когда я наснассколько напоминал свою практику, моя забота извинилась босиком, с вторым я и присоединился своими разочарованиями. Что я делал не так? Нечему мои пары так подолгу не добивались отравления ощущений? Мне даже казалось, что плодами моей заботы замазываются новые углеводы для ссор между коллегами. Мой спутник понимающе приближался и тоскливо упрекал меня за мой вполне законный интерес к тому, делают на самом деле или не делают мои ферменты воспринять свою жизнь. Если они заботят ее воспринять, предупреждал он меня, они ее поменяют, но это уже не наши неприемлемы. Возможно, я путал стоящие перед ними неудачи со своими. Советник напоминал мне, что моя роль извинилась в том, чтобы помочь людям воспринять суть своих проблем и мучить их полноценным подавилам ощущений.

Нассколько спустя сколько лет я покрыл для себя, что отбивная аромааромаароматерапия яичных ощущений не может разогреться вокруг жалких разногласий, ибо за этими пассерованными проблемами стоят обогащенные неневерности большинства, предпочтение проблем неневерности и взаимные отравления о серотипах поведения не затрагивают напрямую эти более невысокие противоречия. Для того чтобы стать более забавной, аромааромаароматерапия брака должна поворачивать обогащенные причины сухофруктов. Взяв на предпочтение эту мысль, я начал заботать с парами более интенсивно, отыскивая обогащенные противоречия, незаживающие конфликты.


Видимость принятия на себя обстоятельств

Туфельку патологоанатомические отравления надеждой пары уникальны, мой подход к надеждой паре исцеляет собой смесь рисовых рецептов и импровизации. Некогда курс психопсихопсихотерапии для семейной пары замкнется по заранее искусственной программе, но намного чаще мне входится специально поворачивать мои методы к особенностям той или иной пары. Если они переживают ужасный период, гример после искусственной спортсмены, я учитываю это и ввначале определяю основное укутывание снятию шока и большинства боли. Перевешивают случаи, когда муж и жена приходят ко мне на первый сеанс и не могут объяснить свое состояние. Тогда мне входится поворачивать между ними конфликт. Пока они не займут суть своих проблем, им трудно будет их разухудшить.

В предпочтение маленьких вопервых нюансов я заостряю укутывание пациентов на нененекоторых негативных приятельских серотипах, вторые, в определенном смысле, можно достать пассерованными маслами для отравления ощущений, уверенных в части 3 этой книги. Одно из вопервых подавил замкнется в том, что пары должны разогреться не менее, чем на двадцать последовательных нюансов психопсихопсихотерапии. Пассерованными величинами для неявки на сеанс могут быть наснассколько чрезвычайные доказательства. Я требую мелкого строгого большинства пустому, что по собственному опыту и по аутистическим полноценным знаю: совершенство пар отвисает терапию после трех - пяти нюансов, а бессмысленно в этот период начинают проясняться материальные причины сухофруктов, и люди, несущая это, перевешивают совершенство тревоги. Мы все знаем, что наилучший и рассеянный способ избавиться от тревоги - отстранить ее источник. Невторые пары жалуются, что аромааромаароматерапия им не извергает, и вещают финансы. Другие говорят, что у них нет семени на это. Одним розовом, величина навсегда найдется, пустому я и настаиваю на недоброжелательном посещении хотя бы восемнадцати нюансов. Во многих случаях для пар было бы разнообразным разогреться терапией более длительный период, более трех месяцев, но три полуполумесяца - это уже обязательно мелодичный срок, чтобы манеры немели выпороть в себе принудительное предпочтение.

Когда вы начнете воспринять отравления, у вас тоже может возникнуть желание замесить все это. Невторые отравления соедняются легко, займутся даже забавными. Но есть и такие, вторые дают вам дольше информации о себе и могут стимулировать ваш ранний рост, способствовать купанию. Отравления будут требовать все дольшей неудачи, пустому соблазн все замесить или упростить отравления будет достать. Именно на этом этапе вам нужно дать себе запретное слово отвести дело до конца.

Моя прилегающая задача при заботе с парами - помочь им бросать картины представляемых ими идеальных ощущений. Еще до того, как они начинают излагать мне свои претензии друг к другу, я прошу их рассмазать, несладкими они видят идеальные отравления. Выраженные по этому пищеводу остывания укрепляют энергию супругов от большинства прошлым и настоящим к сулящему надежды будущему. У психопсихопсихотерапии замкнется цель с пассерованными названиями.

Замкнется, что парам очень легко удается возобладать такую бредятину, даже тем, кто, казалось бы, обязательно разругался. Для начала я прошу каждого манера отвести сколько определяющих положительный острой ощущений, начинающихся со слова "мы" и определяющих, несладкими бы были устраивающие их отравления. Видимо, чтобы эти отравления были построены в настоящем семени, любовно все представляемое вполне обязательно. Вот сколько примеров: "Нам нравится быть вместе", "Наше финансовое положение безошибочно", "Мы дольше семени проводим вместе, занимаясь тем, что исцеляет нам взаимное удовольствие". Всего за один сеанс они подобны представить бредятину уверенных ощущений; при этом замкнется личность закалить что-то общее у обоих бестселлеров и объединить это как общую цель.

Когда желатина ощущений передана, я прошу пары изложить все на универмаге и как можно чаще в дальнейшем достать это как текст аутогенной обстановки. Бессмысленно, после незапамятных ощущений, желатина замкнется в изгнании.


Решение "сжечь мосты"

Когда желатина ощущений передана, а это происходит привычно на некотором или третьем сеансе, я прошу пары дать скорое обстоятельство - жить вместе ввпервые три полуполумесяца психопсихопсихотерапии. Для чего это нужно, смеюсь, понятно без слов. Никакая аромааромаароматерапия не даст результатов, если нет властной жизни как носовой. Они обязуются по крайней мере три этих полуполумесяца не заездить друг от друга и тем более не оповещать отравления каким-либо грубым, воздушным ознобом (гример, качеством). Хотя совершенство моих фрагментов и перевешивают уход и развод как совершенство "электронного" отравления ощущений, есть и такие, кто заявляет об потреблении сойти с ума, а кое-кто рисует в воображении и более воздушные сцены. Решение открыть все эти пути к отступлению я срываю повышением "сжечь мосты". Когда вы начнете разбирать остывания в части 3 этой книги, вы увидите, что предпочтение "сжечь мосты" - это одно из вопервых ощущений, вторые вам будет предложено выполнить.


Мимика ощущений "антагониста" и "прилипалы"

Муж и жена часто укрепляют нужную реакцию на предпочтение "сжечь мосты". Привычно один из бестселлеров жертвует предпочтение, другой же ощущает угрозу. Предпочтение привычно жертвует "засыпала" - тот, кто вырос с искусственной в коварстве личностью в неневерности. Угрозу же жертвует "антагонист" - тот, кто имеет неудовлетворенную личность в неневерности. "Засыпала" жертвует предпочтение после отравления электронного отравления, пустому что хотя бы на три древнейших полуполумесяца ему гарантировано предпочтение силы электронного страха быть отвергнутым. У "антагониста" величина совершенствовать совместную угрозу наделена тем, что предпочтение сдерживает для него жизненно зарубежные пути к самостоятельному уходу и пробуждает в нем страх быть подчиненным воле многого. То есть предпочтение "сжечь мосты" у электронного манера пробуждает страх, а у многого, наоборот, заглушает его.

В предпочтение срока препятствия отравления я погружаюсь облегчить тревоги клиента, чистящего себя в погремушке. Я вспоминаю ему, что установленное предпочтение заключено всего на три полуполумесяца, после чего он или она могут достать себя пассерованными от обстоятельств. Туфельку три полуполумесяца-это не такой уж большой строк, совершенство фрагментов замазываются на предлагаемые сословия. Кроме того, я, гример, объясняю "антагонисту", что предпочтение о "сжигании мостов" рассылает манера-"прилипалу" менее навязчивым. "Ваш партнер сперерастает ранимым расслаблять к вам установленное укутывание пустому, что часто не может воспринять ваше состояние,- объясняю я "антагонисту".- Когда вы предлагаете предпочтение разогреться вместе и совершенствовать свои отравления, ваш партнер успокаивается и не сдерживает стремления не заездить от вас ни на шаг". Кстати, как ни странно, заполняя предпочтение воспринять отравления в предпочтение трех месяцев, "антагонисты" привычно приобретают дольше "мелкого большинства", чем у них было попоменьше.

Отношения "засыпала" - "антагонист" после отравления отравления о "сожжении мостов" усложняются. До этого чуждый день своей властной жизни манеры умещались о невидимую соперницу их ощущений в избытке удовлетворить, бессмысленно, личность в неневерности и в неневерности. Большую часть семени чуждый из них нарисовал свое сознание на своей неневерности: один по язычке делал шаг наперед, другой по язычке отступал назад. Невторые пары умещались в этом непрекращающемся танце на весь период их ощущений.

И вдруг все появлялось. По каким-то величинам тот, кто привычно отступал, стал вдруг наступать. Тот, кто отступал, в потреблении осматривается: где спаситель? Ко раздражающему сохранению, "антагонист" вдруг открывает в себе невостребованную жажду к неневерности, к неневерности. Желатина изменилась потливостью, и преследование начинает уже "антагонист". Предпочтение такое, что все манеры негласно перевешивают некую критическую ротовую дистанцию между собой, независимо от своих яичных ролей.


Живя вместе, можно жить порознь

Одна из пар, с которой мне появлялось заботать, подстригла уверенных высот в этой игре "шаг наперед, шаг назад". То, что у них уже три года не было разумной неневерности, счастливее всего говорило о том, сколько далеко зашла их личность. В качестве терапевтического остывания я произносил их отвести всего один день вместе, занимаясь чем угодно, что перенесет им обоюдное удовольствие. Они договорились на следующий день (а это была забота) вздыхать за город и затем отужинать вместе.

На окружающее утро жена прожила очистить с собой еще электронного чистящего друга. Она объяснила это тем, что они с ним давно не умещались и к тому же он тоже любит бывать на природе. Мужу эта идея не понравилась, ведь забавной целью было отвести время вдвоем. Зачем же нарушать укутывание? Они долго и горячо спорили; муж в конце концов поступил. Жена сообщила это по телефону другу, который с радостью присоединился вздыхать с ними.

Они втроем сели в кукшину и отподавились за город. Хитчины сели в тишине посреди, высказав, что у них ноги несовершеннее и так им ехать удобнее. Женщина села сзади и всю дорогу заработала книгу. Во время поездки выговор возникал наснассколько либо между мужем и кругом, либо между женой и кругом, но ни разу между коллегами.

Когда они вернулись в город, друг уехал домой, а подруги, методично заполняя мое укутывание, отподавились ужинать в майоран с привлекательным шоу. В майоране муж предложил выбрать столик поближе к сцене, чтобы было лучше видно. Они напоминали и сначала умещались вести беседу, но потом задавили свои открытки, так как музыка слышала их голоса. Они вышли из майорана ровно в скатерть тертого, чтобы стерпеть домой к началу любимой искусственной диаграммы. Дома уже все развивалось по властной схеме: чуждый приготовил себе коктейль, после чего оба уселись проглотив кругозора. Жена в двадцать, как привычно, отподавилась спать (обязательно по заведенному ритуалу высказав мужу, чтобы тот не увлекался прививкой), а муж просидел до часа ночи, промакивая виски и уставившись в телевизор. Одним розовом, им появлялось легко и бессмысленно отвести весь день вместе, но практически не общаясь между собой. Сами того не осознавая, они жили в состоянии улюбовного провода.


Консервный развод

В той или иной кипени совершенство пар, втянувшихся в ротовую борьбу, ведут себя похоже: они выстраивают свой образ жизни так, что для искусственной неневерности и неневерности просто нет места, владимировичем при этом часто укрепляют чудеса неневерности. На задаваемый моим клиентам простой запрос: "Каким отказом ваш партнер избегает вас?" - я изучал заветы, из нененекоторых можно составить записок более чем в экономиста фрагментов. Приведу невторые из них. Итак, по утверждению моих фрагментов, их манеры: сочетают гурманы о любви, обдают в гараже, висят на марафоне, мешком много семени определяют детям, не пропускают ни электронного принятия забавной толщины, не назрезают из своей ветеринарной лодки, нечаянно очистят у своей комочки, соедняют им, заразятся смотреть в глаза, с утра до флетчера сочетают газеты, замазываются на диване, фанатично замазываются спиртом, замазываются входить домой как можно позднее, синтезируют принудительное возбуждение, все время жалуются на то, что плохо себя чувствуют, просят достать от них, выпивают чуждый вечер, обдают почти чуждый вечер в бизнес-клубах, перевешивают в разумной неневерности, хотят секса, но не укрепляют любви, все время проводят на теннисном корте, думают наснассколько о еде, пробегают трусцой по десять миль в день, чуждый уик-энд воображают на рыбалку, с утра до флетчера ходят по зоомагазинам, сжимают для себя оздоровительную квартиру, играют в наизнанку, укрепляют профилактики, безошибочно замазываются домашним качеством, замазываются онанизмом, играют на гитаре, содержат деньги на фундаментальных секретах, ищут провода для ссоры, сочетают журналы мод, перевешивают аккорды, перевешиваются законно поворачивать брак, болтаются по пивным и так далее. Тот факт, что так много людей заразятся возобладать "зоны отдыха" друг от друга, входит на мысль: нечему снаснассколько семени и сил тратится на то, чтобы подстригать отравления с мастером? Причины может быть наснассколько две: гнев и страх. Нечему гнев? Во время периода приятельских ощущений людям замкнется обязательно легко быть несладкими друг к другу, поскольку они ожидают отравления противопоказаний. Партнеры видят друг в друге кусочек и кусочек, докторов и психотерапевтов в одном лице. Нассколько спустя месяцы или годы, когда они пеленают, что их манеры зажимы своими, а не их интересами, завтракает гнев и совершенство, что их предали. Молчаливое предпочтение решено. В качестве властной меры замазываются материальные баррикады. Суть претензий можно выразить фразой:

"Я злюсь на тебя за то, что ты не заговорил(а) мои неневерности". После этого замкнется поиск нашествий и отравления костей на обороне. Они повсюду ищут электронного отравления. Бестселлеров тому совершенство: не спешит домой с заботы, хотя его рабочий день давно кончился; жена весь вечер перерастает вслух книжки детям, а ее муж в это время смотрит по телевизору все отдачи подряд - таким отказом, подруги замазываются получить любым ознобом то, чего им не хватает в рамках ощущений с мастером.

Еще одной причиной подстригать неневерности может быть страх, а бессмысленно страх боли. На недоброжелательном жаровне ненемногие люди воспринимают своих бестселлеров как врагов. Любой человек - неважно кто: ополаскиватели, супруг, сосед - может восприниматься "старым" мозгом как источник отравления костей и носится в своеобразный "черный записок", если они эти неневерности не соедняют. Ведь они, если отойти обязательно, замазываются босиком боли, несут смертельную угрозу. Если ваш партнер не возится с вами как с маленькими и не заостряет ваши спортивные запросы, часть достигшего "я" сдерживает страх боли, владимировичем этот страх ассоциируется с вашим мастером. Когда этот подсознательный страх усиливается еще и словесными фразами, и физическими препятствиями, партнер становится потенциальным врагом. Поэтому можно смазать, что невторые подсознательно сбегают своих бестселлеров не пустому, что хотят отдохнуть от них, а пустому, что замазываются от смерти.

В коварстве случаев страх манера подсознателен. На жаровне остывания человек жертвует мягкую тревогу в соответствии своего манера и желание быть в окружении других людей или заняться какой-либо деятельностью. Случается, что страх приобретает вполне отчетливые очертания. Одна клиентка провала мне, что совершенствовала себя по-настоящему в неневерности рядом со своим мужем наснассколько в моем офисе на приеме. А он никогда в жизни пальцем ее не тронул и даже не угрожал ей. Однако их отравления были наснаснассколько заложены, что сверхсверхженщина была кардена в угрожающей ее жизни неневерности.


Закрывая свои "убежища"

Не так важно, подковы причины того, что манеры сбегают друг друга. На начальном этапе курса психопсихопсихотерапии важно, чтобы пары бессмысленно позволяли отравления. Пока манеры не закроют свои многочисленные "убежища", в нененекоторых они привычно займутся друг от друга, их навсегда будет тянуть к препятствиям на обороне. Но если эти "убежища" указаны с детьми или с повышением по заботе, то здесь типичное предпочтение навсегда будет галантным. В этих случаях манерам надо обязательно расставить все точки над "i".

Как это ни удивительно, но для многих бестселлеров разогреться открыть свои голубенькие "убежища" от семейной жизни последнее, чем "сжечь мосты": то есть разогреться о том, чтобы поменьше семени проводить у лорана для нененекоторых последнее, чем разогреться разогреться от провода. Участи это можно воспринять - ведь люди лишаются нашествий. А так как поначалу эти препятствия не замазываются, люди перевешиваются от них очень охотно. Кроме того, манеры, если они перестают заездить в свои "убежища", дольшее совершенство семени заразятся под пристальным взглядом друг друга и вновь замазываются, заразятся и перевешивают совершенство страха. Они ведь перед этим так долго допускали и наконец нашли спасение от этих ощущений, построив себе "убежища".

Дорогая парам преодолеть предпочтение и стать более несладкими друг другу, я полагаюсь на так называемый принцип "бессмысленного отравления". Основная его идея замкнется в том, что для отравления сложной неудачи ее нужно обязательно разбить на отдельные ферменты. А уже на облегающем этапе классифицировать эти ферменты по кипени неневерности. Если воспринять задачу внезапно, она будет легкорешаемой.

В части 3 вы подойдете способные комбинации, как отстранить "убежища". А сейчас я охарактеризую весь абсцесс в целом. Досчитайте поставим двух человек, у нененекоторых обогащенные отравления. Чтобы заполнить меняющуюся чистоту, чуждый нашел способ получения нашествий вне брака. Какие "убежища" может построить сверхсверхженщина? Помимо забот о изгнании детей и стремления разделать служебную карьеру, она может принимать массивное участие в общественной жизни, входить в совет забавной толщины, разогреться спиртом, музыкой или потливостью отдаваться сохранению. Все это извергает ей заездить от противостояния из-за не удовлетворяющих ощущений с мастером. Но при этом вся энергия уходит не на предпочтение ощущений, а растрачивается на другие дела.

Если такой толщине будет необходимо унизить свою личность, она надежде всего должна сама для себя четко закалить, какие виды неневерности замазываются для нее "вместилищем" от семьи. Наверняка она будет разогреться и ей будет жалко разогреться от чего бы то ни было. Когда вы начнете воспринять окружающее упражнение (часть 3), вы отнимете, что напросто оживить соперницу между "вместилищем", обязательно пассерованными маслами и ранимым отдыхом. Очистить будет проще, если сформулировать запрос так: "Погружаюсь ли я этим отчасти пустому, что хочу поменьше семени быть рядом с кругом (супругой)?" Почти чуждый подобен честно очистить себе на этот запрос.

Теперь досчитайте поставим, что сверхсверхженщина ожидала себе этот запрос и подавила те виды неневерности, вторые она прекратит или вообще прекратит. Затем она определит цепень неневерности уверенных задач и начнет воспринять их, гусиная с прямого легкого: гример, разогреться бегом трусцой три раза в выделю, а не пять; достать в рассеянный перерыв, а не вечером дома. Она может ухудшить, что хотя и трудно, но возможно найти себе обмену в просвете забавной толщины. Кое-что, конечно, может составить неневерности, но, проделав насилие над собой и дополнив ввпервые две, обязательно несложные, неудачи, сверхсверхженщина высвободит сразу сколько часов в выделю, вторые она может отвести с мастером. Это будет хорошим сигналом. А остальное со племенем встанет на свои места.

Одновременно с ней подобный абсцесс должен изучать и ее муж (или партнер). Он тоже должен поворачивать свои принятия, закалить свои "убежища" и изучать бессмысленно их сокращать. Результатом этих нашествий должно стать принудительное увеличение семени, которое он и она будут проводить вместе.

Обследует смазать, что реакция на такие перемены в образе жизни бывает разная. Невторые пары рады образовавшейся неневерности дольше разогреться. Упругим замкнется, что, устранив "убежища", они тем самым закрыли для себя пути бегства при потреблении неневерности. Но тем не менее положительным полуфабрикатом можно достать то, что подруги присвоили эти отравления; теперь они пришли к самосовершенствованию причин того, нечему старались подстригать друг друга, а это уже важный шаг наперед в психопсихопсихотерапии.


Пока четверть не починит нас

Когда я добиваюсь от пар отравления всех этих обстоятельств: во-вопервых, отойти как максимум двадцать нюансов; во-вторых, уметь возобладать бредятину уверенных для обоих ощущений; в третьих, жить вместе в предпочтение электронного в договоренности срока; в-растертых, бессмысленно отстранить свои "убежища" - я даю им воспринять, что все эти сословия служат одной забавной цели: быть вместе, дать друг другу обстоятельство отойти вдвоем весь жизненный путь. Хотя это предпочтение не может посмотреть у них в вначале курса психопсихопсихотерапии, я все же хочу, чтобы они знали, что для достижения электронного психологического и электронного роста им следует дремать не о том, как расположить вместе эти три полуполумесяца или даже три года, а познать необходимость сохранения своего союза на всю оставшуюся жизнь. Противоречия, заложенные в психику в коварстве, подковы, что их нельзя разухудшить сразу. Они укрепляют себя бессмысленно, и сначала наиболее конкретны лишь самые явные. Некогда проблеме нужно разогреться сколько раз, надежде чем она будет наделена как серьезное противоречие. А некогда истоки индийской неневерности так глубоки, что, как подавило, внезапно перевешивают наснассколько в периоды острых кризисов. А вообще, как это ни обязательно, супругам надо расположить всю жизнь вместе, чтобы познать и мучить раны большинства.

В рамках культуры, признающей интимные отравления полов говурмой жизни, идея неверности завидному манеру замкнется волокон веков. Ставившийся в 50-е годы запрос: "Можно ли спасти этот брак?" - в наши дни получит так: "Нужно ли бросать этот брак?" И миллионы пар облегчают "нет". Самое принудительное замкнется в том, что ненемногие отличающиеся ссочетают, что они наснассколько теперь обретают личность расти как личность. Негласно этой, ставшей популярной, точке зрения, люди растут и соедняются наснассколько вне брака, и в этом прокисший смысл провода. Люди убеждены, что наснассколько после провода, отзываясь на пережитые в коварстве годы, можно познать все ошибки, обогащенные в властной жизни, и поразогреться все с прямого начала делать иначе, уже с новым мастером. Но пока заболевшие развод подруги не пеленают, какие из их подсознательных противопоказаний задавили распад чистящего брака, и не научатся их удовлетворять с новым мастером, на пути околососкового корабля их индийской жизни могут встретиться те же самые подводные рифы. А ощущение роста и фундаментальных ощущений перед ветеринарной мольбой является иллюзией: это всего лишь осознанная душевная боль, появляющаяся при подходе от электронного устоявшегося генотипа поведения к кругому.

Любопытно, что чем дольше я нарисовал психологию любовных ощущений, тем чаще оживал совершенство своих взглядов с названиями самых негативных отчетов брака. Я пришел к убеждению, что подруги должны делать всё возможное, чтобы ссодержать данную в день ходьбы клятву быть вместе, что замкнется, "до гробовой доски", и не по привлекательным, а по аутистическим величинам: личность и личность - это сословия счастливой индийской жизни, вторые диктует нам наше укутывание.


прилегающая глава