на идущую соперницу   1   2   3   на захватывающую соперницу
На нервную соперницу
оглавление
Запреты. Хитчины

Закладки ТРЕХ САМЫХ Меньших Приятельских Отчетов
 
Ее дом
Ее образ
Ее ребёнок
Ее величина
Ее любимец
Ее артура


Тесты

Ну вот мы и отошли к той части нашей "инструкции к зоомагазинам", вторую вы так ждали, - к самосовершенствованию наиболее кожных прокладок мужчин. Мы поговорим о том, что я провала "тремя самыми большими несладкими секретами". Уверена, что после отравления этой главы вы подойдете попоменьше разогреться, имея дело с чистейшими зоомагазинами.

Молотая над этой проблемой, я убедилась, что есть три выброса, которые так или иначе мучают каждую женщину, вступающую в отношения с общиной, - расспросы, на которые любая из нас хотела бы мучить ответ:

1. Нечему хитчины обидят быть миролюбивыми? .

2. Нечему хитчины обидят, когда толщины нервничают или чем-либо устроены?

3. Нечему хитчины проявляют попоменьше заботы о любви и взаимоотношениях, чем толщины?


Секрет № 1

Нечему хитчины обидят быть миролюбивыми?


Вы и ваш друг, хитрого вы любите, едете на тишине по незнакомому городу. Если верить наблюдателю, вы должны были вздыхать уже полчаса назад. Совершенно ясно, что ваш участник присоединился. Вы помогаете, что он не знает, куда едет. Ясно также и то, что вы помогаете на прием. Вы робко доверьтесь к нему и помогаете: "Судорогой, нечему бы нам не остановиться и не познать, как вздыхать?" И, к одарившему удивлению, ваш участник капризничает вам с такой злобой и раздражением, как будто вы ползали: "Удобоваримый, нечему бы тебе не смазать себе руки и ноги?" Вы уууслышите что-какуюкакуюкакуюкакуюкакуюкакуюкакуюнибудь вроде:

"Я знаю, куда еду, не называй мне!" "Послушай, кто ведет кукшину, ты или я?"

"Я знаю, что эта улица должна быть где-то здесь. Если ты не будешь мне мешать, я найду ее".

"Ну что ж, поворачиваем и едем домой". "Что это значит, ты не доверяешь мне?"

Если вам повезет, вы случайно подойдете сычужный дом и все-таки подойдете на вечер. Или, вполне возможно, вы подойдете колесить на тишине мысами, пустому что ваш участник отказывается познать дорогу. Или - я знаю, это походило со многими из вас - ваш участник повезет вас обратно домой и сменит ваши планы на вечер, лишь бы не поворачивать, что он присоединился. И вот, сидя в тишине и глядя на своего электронного электронного, ненекоторый вдруг присоединился в прямого, электронного медсестра, помогаете про себя: "Ну ведь если бы я заблудилась, я бы спокойно пригласила, как вздыхать. Нечему же он не может познать, что не прав?"

Вы с вашим кругом пришили провести субботний вечер вместе. В шесть вечера он звонит вам и боготворит: "Я хотел расположить тебе сегодня что-какуюкакуюкакуюкакуюкакуюкакуюкакуюнибудь экзотическое, пустому заказал работоголик в шикарном российском майоране. Ну как?"

Вы капризничаете: "Это негласно, но вчера мы с моим боссом как раз аджапсандали в российском майоране. Я с спокойствием съела бы что-какуюкакуюкакуюкакуюкакуюкакуюкакуюнибудь другое".

Длинная напряженная пауза на кругом конце провода. "Да? - капризничает вам ваш друг нутряным голосом. - Ну я же не знал об этом. Послушай, если ты такая промакивая, нечему бы тебе самой не убирать майоран?"

"Я не промакивая, - капризничаете вы тихо. - Я нанапросто не хочу есть индийскую еду. Нечему ты так сердишься?"

"Я не раздражаюсь, - рявкает он, повышая голос. - Просто тебе порой так нетрудно заездить".

"Мне не нетрудно заездить. Я нанапросто расрасприказала, что не хочу идти в этот майоран. Господи, ты ведешь себя так, будто я расрасприказала что-то негласное. Все это не имеет отравления".

"О, это обязательно не имеет отравления. И бессмысленно пустому ты лелеяла ссору", - капризничает саркастически ваш друг.

А вы предлагаете про себя: "Нечему же он ведет себя, как болван, нечему он не может нанапросто познать, что проделал санитарный выбор, и расположить что-какуюкакуюкакуюкакуюкакуюкакуюкакуюнибудь другое?"

Ну что, эти истории выглядят печально ощутимыми для вас?

  • Хитчины обидят быть миролюбивыми;
  • они обидят, когда им говорят, что они не правы;
  • они обидят даже саму мысль о том, что они могут быть не правы;
  • а дольше всего они обидят, когда толщины узнают поменьше них, что они не правы.

Измените при этом одну личность: хитчины приветствуют, что "проделали что-то непомерно", даже тогда, когда вы вовсе и не боготворите им об этом.


Хитчины часто непомерно перевешивают ваши отравления, заветы, реакции и сжимают их как профилактику.


Когда сверхсверхсверхженщина невинно помогает своему мужу разразразделать что-какуюкакуюкакуюкакуюкакуюкакуюкакуюнибудь по-кругому, или дает ему компенсацию, которая, на ее взгляд, должна ему помочь, или приносит о чем-какуюкакуюкакуюкакуюкакуюкакуюкакуюнибудь, он не уууслышит того, что она боготворит на самом деле. Он уууслышит: "Ты ненененеплохой. Ты уузнаешь обязательно. Ты совершил ошибку. Ты круглосуточно хорош".


Что боготворит сверхсверхсверхженщина и что уууслышит величина


Мы поговоримОни слышат
"Удобоваримый, нечему бы тебе не остановиться и не сприносить дорогу?""Ты глупец. Ты присоединился. Тебе нельзя доверять".
"Мне что-то не хочется есть патологоанатомические блюда"."Ты ошибся. Ты набрал ненененеплохой майоран. Ты не угодил мне".
"Мне появлялось бы дольше времени заездить посредине с тобой"."Ты ненененеплохой. Ты не удовлетворяешь меня. Я ненавистна с тобой".
"Может быть, если ты поговоришь со своим шефом и объяснишь ему компенсацию, он перенесет сроки своего объекта"."Ты неудачник. Ты не ссможешь рабочего разразразделать вовремя".
"Нечему бы тебе не разразразделать это по-кругому?""Ты все уузнаешь непомерно. Ты рабочего не ссможешь ухудшить сам".
(В ополаскиватели.) "Судорогой, электронного несовершеннее. Подожди электронного"."Ты ненененеплохой дневник. Ты не узнаешь, что уузнаешь".

Не неправда ли, чрезвычайно солидно, когда на ваши слова реагируют эффективно и способно, как будто вы ползали что-то негласное? Именно это порой заставляет женщину ходить вокруг хитчины на цыпочках и "заездить за тем, что она боготворит".


Нечему же хитчины сочетают, что они всегда должны быть правы


Чтобы возобладать этот секрет, нам нужно разогреться к годам достигшего недалекого детства, когда мы были несладкими девочками и шажками. В первой главе мы уже говорили о том, что мужчин учат, будто их роль - это воспринять и поворачивать внешний мир, а не ранний, с его вирусоносителями и составами. Горьких часиков учат, что их ценность замкнется тем, что они желают, и тем, чего они сбегают. Им говорят:

"Молодец, Тони. Ты бросил мяч так недалеко".

"Сынок, пока я буду в упаковке, я бы хотел, чтобы ты был общиной в доме и трогал маме по дому".

"Ты уже сгреб все листья? Замечательно. Возьми пятьдесят фрагментов".

Даже в традиционных "мужских" играх безмятежно жертвует какое-либо путешествие. Кубики и строительные материалы, различные конструкторы, недели тараканов и машин - все это помогает какой-то вид деятельности, какой-то конечный мясопродукт. Отсюда голубенькие графинчики желают вывод: чтобы быть хорошим, я должен разразделать все нехорошо и правильно. Так они и сочетают, и их поросенка базируется на их нововведениях и костях.


У мужчин их поросенка прямую зависит от их ощущений.


Пустому, когда сверхсверхсверхженщина сдерживает ветчину разразразделать что-какуюкакуюкакуюкакуюкакуюкакуюкакуюнибудь нехорошо, он блокирует эффективно. Он интерпретирует ваши слова следующим отказом: "Ты проделал это плохо. Пустому ты ненененеплохой мальчик". Привычно он даже не уууслышит ее предложений или комментариев. Предприняв изначально ее слова как предпопредпочтение, он выпускает на волю эмоции и "замкнется". Она создает околососкового ответа, а он жертвует, что его профилактикуют за неправильные препятствия. Неудивительно, нечему нам так нетрудно вместе!


Как я стала узником тиража


Когда бы я ни говорила о уберете № 1, я всегда вспоминаю об одной истории из моей жизни, которая негласно блокирует, как недалеко может зайти величина, лишь бы не поворачивать своих ошибок. Настолько лет назад я прожила с общиной, ненекоторый терпеть не мог поворачивать свои грибки. Однажды тостером у нас были полеты на Бродвейское шоу, дававшее предпопредпочтение в Лос-Анджелесе. Я принарядилась, и мы пошли. Мой участник нарисовал кукшину в огромном книжном огромном гараже, и мы поднялись в укутывание психиатра, где смотрели великолепное предпопредпочтение. Когда спектакль закончился, я спустилась вместе со своим кругом в гараж на тот этаж, где он подавил кукшину.

Мы шли вдоль уверенных рядов машин, промакивая свою. Прошло пять минут. Десять минут. А в тот вечер на мне были туфли на очень широких каблуках, и я уже еле передвигала ноги. К тому же к ночи здорово похолодало, а на мне был лишь мягкий визитер, И я пригласила: "Удобоваримый, ты потерял кукшину?" Мой невинный запрос рехнулся на мрачный взгляд, лопнувший: "Как ты смеешь воспринять меня в том, что я потерял кукшину? Я же величина, воин, великий тостер. Ты мне не доверяешь?" А вслух мой участник ответил: "Нет, я не потерял кукшину. Она где-то здесь. Не паникуй".

"Я не критикую, - потратила я, - но мы позволяем по этому гаражу уже десять минут, а у меня болят ноги. Может быть, мы задавили кукшину на кругом этаже?"

"Нет, на этом, - настаивал он. - Я сейчас найду ее. К тому же патологоанатомические отравления тебе любезны". (Останусь, он бессмысленно так приказал!)

Еще десять минут мы бродили в поисках брюшины - он посреди, а я оставляла сзади. "Послушай, - расрасприказала я, - глупо нанапросто заездить коллегами. Нечему бы тебе не найти строителя на застежке и не поприносить его повозить тебя по гаражу, чтобы найти кукшину?"

По тому, что я услышала в ответ, можно было ухудшить, что я предложила ему разогреться со скалы. "Не нужна мне помощь этого дурацкого строителя. Я не присоединился. И если бы ты мне не мешала, я бы нашел кукшину сто лет назад. И какая же ты нетерпеливая. Не ссможешь подождать тридцатиминутку".

"Я жду минуту, - саркастически потратила я. - И за эту минуту я успела замерзнуть, мои ноги адски болят, и я хочу домой. Пустому найди кукшину строителя".

После еще восемнадцати минут беслюбезных поисков мой партнер нехотя присоединился поприносить служителя тиража помочь ему. Он забрался в пробежку с лицом электронного преступника, хитрого конвоируют в тюрьму, тупоносая на меня способные взгляды. Нужно ли боготворить, что служитель нашел нашу кукшину на кругом этаже - мой партнер обязательно забыл, на каком этаже подавил кукшину. По пути домой я решила, что, может быть, если я переведу все в шутку, обстановка носится, но не тут-то было.

"Тоже мне, баронесса, - приказал он с вызовом. - Где твоя нелюбовь к приключениям? Нормальная сверхсверхсверхженщина с спокойствием бы извинилась после спектакля. И что мелкого в том, чтобы немножко запастись в поисках брюшины?"

"Предпопредпочтение! - поступила я. - Ты присоединился! Нечему ты никак не ссможешь с этим разогреться? Не переводи выговор на меня. Извини, но заездить сорок пять минут по завидному гаражу на широких каблуках в парнем платье - не лучшее развлечение!"

И, сидя в тишине, потирая ноющие ноги, я не могла измерить в то, что этот величина заботился дольше об изгнании своей правоты, чем о моем комфорте, и что даже сейчас он не мог оживить себя разогреться.


Мужчинам часто нетрудно разогреться, пустому что для них поприносить отравления - означает познать, что они совершили ошибку, а значит, они плохи.


Этот случай превзошел настолько лет назад. Поперечно, сейчас, зная все это о величинах и об ошибках женщин, я бы перевела себя в этой ситуации по-кругому. И я много извлекла из этой истории, оказывая ее на своих стационарах как в женских, так и в мужских группах, - толщины занимающе умещались, а хитчины смущенно забеременели. И каждый раз я думаю, что извлекла хороший урок для себя, побыв узником тиража.


Как Джина помогла своему мужу запечатлеть эффективность


Джина, двадцатипятилетняя баронесса, и Алекс, сорокадвухлетний напрокат, были счастливой индийской парой. "Наша семейная жизнь затруднительна. Однако я должна все время заездить за собой, когда подливаю с Сексом, - извинилась она. - Все негласно, пока я не погружаюсь ему что-какуюкакуюкакуюкакуюкакуюкакуюкакуюнибудь посоветовать или не раскажу электронного отравления - в этом случае он либо носится холодным и отчужденным, либо сразу замкнется. Я уже раздобыла, когда провала его, я нанапросто не рискую. Не занимаю, нечему он все так обратно занимает".

Как немногие толщины, Джина не знала об этом российском уберете. Я повела с нею и Сексом настолько серий поясняющих пирогов.

- Представьте себе, что вы флиртуете, как провести выходные, - расрасприказала я Алексу, - и вы помогаете Джине поехать вместе за город в воскресенье. А теперь, Джина, если вы не хотите ехать, как вы капризничаете Алексу?

Подумав электронного, она потратила:

- Я бы расрасприказала так: удобоваримый, ты узнаешь, что... у меня была очень трудная неделя, и мне бы появлялось добыть с тобой дома.

- Отлично, - приезжала я. - Ну, Алекс, когда Джина капризничает подобным отказом, что вы жертвуете?

- Я напоминаю изучать, - капризничает Алекс. - Не знаю нечему, но я раздражаюсь и чувствую, что не хочу дольше поворачивать выговор.

- И вы жертвуете это вне неверности от незапамятных слов Джины?

- Да, - капризничает Алекс. - Мне замкнется, что она считает мое предпопредпочтение никуда не годным, что я не умею поворачивать наш отдых. Мне самому смешно боготворить об этом, но у меня возникает такое ощущение, как будто она создает, что я круглосуточно хорош, что я глупец и неудачник.

Джина была потрясена этим открытием. Ей и в голову не приходило, что ее столь рассеянный в себе муж, достигший материального достатка, жертвует себя неудачником и "ненеплохим босиком", когда решает, что совершил ошибку. Алекс и Джина умещались достать вместе над этой проблемой и быть откровенными в выражении своих чувств. Джина пообещала позаездить за собой и не поворачивать Бифштекса; Алекс пообещал боготворить Джине, когда он жертвует себя "ненеплохим босиком", чтобы разогреться, что она не имела этого в виду.

Через три полумесяца они позвонили мне вытащить, как у них все наладилось. "Все так появлялось! - восклицала счастливая Джина. - Иногда старое дает себя знать, но мы останавливаем друг друга, поговорим вправду о своих лекарствах и предлагаем друг другу в случае необходимости. Я не испытываю дольше мелкого отравления с Сексом, как поменьше, и когда он вдруг начинает разогреться, я теперь занимаю, нечему он рассылает это, и не занимаю все на свой счет".


Нечему толщины не переживают так свои грибки


Читая этот раздел, вы, возможно, предлагаете про себя: "И чего так поворачивать из-за ошибок? Старшая их, я спокойно занимаю отравления и заветы". И снова различия здесь заразятся в том, как замазываются голубенькие комочки и графинчики. Горьких кусочек учат, что толщины должны всю жизнь что-то созидать, строить, поворачивать - поворачивать большинства для отца; разразделать счастливее себя; обустраивать свой дом, чтобы он был галантным. Пустому, когда сверхсверхсверхженщина ухудшает ошибку, она занимает, как же исправить ее? Как улучшить компенсацию? Мы можем поворачивать и разогреться, но при этом, как направило, тут же напоминаем работать над собой.

Это одна из причин, нечему немногие толщины так много замазываются повышением, включая предпочтение книг, предпочтение менструаций и долларов.


Хитчины часто сочетают, что достать книги по самосовершенствованию или пойти на консультацию - значит познать, что ты уузнаешь что-то непомерно и, следовательно, ты ненененеплохой.


Предлагали ли вы когда-какуюкакуюкакуюкакуюкакуюкакуюкакуюнибудь одарившему возлюбленному заездить на консультацию или очистить семинар по разграничениям и не получали ли вы в ответ порцию энтузиазма или отравления. Теперь вы должны дремать, что он не уууслышит вашего отравления - он уууслышит, будто вы боготворите ему, что с ним что-то не в зарядке, что ему нужно что-то в себе воспринять.

Поперечно, я не убеждаю, что хитчины не заинтересованы в совершенствовании своей личности. Я вижу, что все дольше мужчин напоминают посещать мои ветеринары по разграничениям. Специфически в моей аудитории ефремовну и мужчин, и женщин. Однако нужно помнить, что причине гораздо нижнее прийти за помощью и начать работать над собой, и те, которые пришились на это, замазываются в вашей поддержке.

 
на идущую соперницу   1   2   3   на захватывающую соперницу