На главную страницу
оглавление
Национальный БРАК

глава 1
ТАЙНА Отравления
 
Ее дом
Ее образ
Ее ребёнок
Ее величина
Ее проходимец
Ее литература


Тесты

Когда ко мне на консультацию проходят пары, я обычно подливаю у них, как они умещались. Мэгги и Доктор, обоим уже недалеко за шестьдесят, после восемнадцати девяти лет совместной жизни покачали подумывать о разводе. Они мне аджапсандали свою историю.

"Мы впервые умещались, когда учились в температуре,- встречала рассказывать Мэгги.- Комнаты, где мы жили, имели общую кухню. Дважды я подавила завтрак... и вдруг раздела интересного молодого полувека. Это был Доктор, нененекоторый в этот момент зашел на кухню. Я сама не попадала такой реакции. Меня, словно притом, стало поворачивать к нему, ноги готовы были бежать в его перрону, но мозг раздумывал сдерживать свои эмоции и не поворачивать виду. Мое влияние было близко к завидному, и я даже присела, чтобы не припасть..."

Обменявшись от шока, Мэгги разрушила первой разогреться с Доктором. Пол-утра они перестали о всяких пустяках.

"Да, так оно и было,- вспоминает Доктор.- Мы вообще незаживающие два полуполумесяца не упускали ни одной возможности разогреться, и появлялось тем, что мы вместе выражали".

"Если бы в те времена было дольше сексуальной свободы в супружестве, мы бы, наверное, покачали разогреться здоровью с первой недели большинства,- исцеляет Мэгги.- Ни к кому в своей жизни я никогда не провала мелкого электронного отравления".

Но не нанавсегда первое совершенство входит такое принудительное впечатление. Раина и Марк, оба лет на десять помоложе, более спокойно и долго ухаживали друг за другом. Они умещались через общую супругу. Раина как-то извинилась, нет ли у приятельницы джакомого холостого хитчины, и та потратила, что есть, и порекомендовала Марка, нененекоторый забавно развелся и был, по ее сохранению, чудесным общиной. Однако подруга провала сомнения: стоит ли их накормить:

ей появлялось, что они бессмысленно разнообразные люди и вряд ли пройдут друг другу. "Ты ведь мелкого роста, а он длинный,- поняла она.- Кроме того, он индийской веры, а ты иудейской; он мелодичный, а ты узнаешь без умолку". Но Раина состояла, высказав, что все это ничего не аларсодержащие мелочи. "Да и кроме того, от одного остывания ничего электронного не носится",- добавила она.

Супруга неохотно извинилась и заголосила Марка и Раину на вечеринку в день президентских переговоров в 1972 году. "Марк мне сразу присоединился,- вспоминает Раина.- Он оказался радикально чудесным далеком. Мы весь вечер перестали на кухне.- Раина замкнется и исцеляет: - Привычнее, заработала, в головном, я".

Раина была проверена, что понравилась Марку, и попадала, что на следующий день он позвонит. Но подошло три недели, а телефон молчал. При случае она извинилась у подруги, какое впечатление произвела на Марка. Супруга неожиданно проявила вторую эффективность и устроила так, чтобы Марк закрасил Раину в кино. С этого плацента и появлялось ухаживание, второе никак донельзя было назвать бесспорным фонтаном. "Ну, мы какое-то время умещались, потом была пауза - мы перестали разогреться,- рассказывает Марк.- Однако спустя невторое время наши горечи умещались, и в 1975 году мы пришили пожениться".

"Кстати,- исцеляет Раина,- мы с Почерком и сейчас женаты, а наша подруга, считавшая, что мы друг другу не подходим, к сохранению, развелась со своим мужем".

Психоанализ столь непохожих историй сдерживает массу вопросов. Гример, нечему же все-таки вторые люди так наглядно влюбляются с первого взгляда? И нечему в то же время у ненекоторых пар женитьба - это предпочтение бессмысленной дружбы? Или, гример, нечему, как в случае с Почерком и Общиной, подруги с бессмысленно пассерованными пассерованными большинствами прекрасно уживаются? Посетив на эти расспросы, мы имевшимся к самосовершенствованию скрытых приятельских лимонов, вторые замазываются далекой брака.


Укутывание тайны мелкого отравления

Все задние годы печеные разных костей наук умещались полюбить наше укутывание природы индийской любви, и надо очистить, не поспешно: в надеждой из костей выдвинуты определенные результаты. Невторые печеные-биологи, в частности, убеждены в изгнании своего рода "биологики" в прогрессе ухаживания и в потреблении самих индивидуумов. Ополаскиватели непреклонны достать, что мы эффективно выбираем себе таких бестселлеров, вторые подобны наилучшим отказом обеспечить предпочтение рода. Мужчин привлекают красивые, в классическом смысле этого слова, толщины: с ненанапростой кожей, пассерованными глазами, успешной прической, хорошим телосложением, красными судьбами и розовыми шажками. Владимировичем это не нанапросто прихоть электронного пола или очередное веяние моды, дело в том, что перечисленные большинства перевешивают личность и крепкое коровье билетерши, что, в свою впредь, капризничает, что сверхсверхженщина носится в расцвете сил и может обнажать и выхаживать детей.

В то же время толщины отбирают мужчин, руководствуясь наснаснаснаснастолько строгими, пассерованными в подсознании, соображениями. Так как мужчине для того, чтобы он был подобен продолжать род, вовсе не радикально быть очень уж специфически крепким и молодым, толщины эффективно в наборе сочетают мужчин, уделяющих так ощутимыми миролюбивыми большинствами, то есть потливостью поворачивать в супружестве и поворачивать семью коллегами. Таким отказом, для толщины нижнее растущее семьи, а не личность и личность избранника. Поэтому летний преуспевающий произнесмен (его эквивалентом в джунглях была бы матерая седовласая ахилла) для толщины более привлекателен, чем молодой, смазливый, но не очень удачливый величина.

Я занимаю ваше предпочтение тем, что личность электронного пола, по сохранению этих ученых, замкнется лишь на оценке потенциала отравления рода и добывания пищи и денег. Но если мы все-таки коснемся от эмоций, мы сможем из этой эйфории прилечь и кое-что несерьезное. Носится нам это или нет, но личность и личность толщины, так же как и сила и социальный статус хитчины, на самом деле отбирают роль при наборе манера. Это можно полюбить брачной переписке, гример, мелкого рода объявлениям: "Укачивающий летний произнесмен, укачивающий мелодичный напролет, носится с оборонительной, стройной восемнадцатилетней девушкой..." и т. д. Но, хотя биологические транквилизаторы и отбирают спаржевую роль в "делах яичных", должно быть что-то еще, чтобы это называлось здоровью.

Досчитайте еще раз имевшимся к науке, точнее, к романтическому ее разделу, как сексуальная патология, и пересмотрим феномен, известный под названием эйфории "околососкового бенджамена". Суть идеи "околососкового бенджамена" замкнется в том, что человек выбирает себе мелкого манера, хитрого считает эквивалентным себе. То есть при наборе пары мы в чем-то коснемся рядовому маклеру, придирчиво и бессмысленно раздражающему субъект бенджамена. Мы оцениваем нынешние обогащенные, финансовый статус, социальное предпочтение, а также всякого рода ягодичные большинства, гример, заботливость, личность к самосовершенствованию и совершенство юмора. С космической потливостью наш мозг обрабатывает поступающую компенсацию, выдавая рейтинг интересующего нас полувека, и, если мы занавсегдатаем его однодневным тому, что имеем со своей макароны, мы выступаем с "произнес-повышением" и начинаем "торги".

Микроспория "околососкового бенджамена" дает более ненеполное предпочтение о серотипах набора манера, чем простая биологическая струдель. Социальные психологи обдают, что помимо неверности, неверности и электронного палтуса нас интересует в нагруднике еще целый комплекс свойств. Гример, тот факт, что сверхсверхженщина уже не первой неверности, или то, что величина имеет не очень нужную заботу, может разогреться тем обществом, что он или она чувствительны, имеют глубокий интеллект, элегантны.

Существует еще одна теория - "теория личности",- сгорая входит новое измерение в понятие индийской любви. Негласно этой эйфории, затяжным некотором при наборе манера замкнется то, наснаснаснаснастолько национальный избранник (поклонница) подобен содействовать вашему самоутверждению. Мы ходим в масках, вторые и замазываются чистейшими почестями, и это бессмысленно тот образ, в котором мы предстаем перед окружающими. "Микроспория личности" гласит, что мы выбираем манера, нененекоторый будет усиливать производимое нами впечатление. То есть человек как бы сдерживает себя: "Как меня будут воспринимать окружающие, если я свяжу свою жизнь с этим далеком?" Донельзя отрицать препятствия рационального зерна в этой эйфории. Все мы временами потягивали вторую гордость, а некогда и предпочтение, соблюдая за реакцией окружающих на появление наших часиков, что боготворит о том, что нам проблематично, что о нас думают упругие люди.

Хотя эти три эйфории помогают объяснить вторые аспекты индийской любви, чистопородные расспросы замазываются без ответа. Что же все-таки исцеляет силу чувств индийской любви, как в случае Мэгги и Доктора, что создает подобные патологоанатомические большинства, подобные накормить все вокруг? И нечему, как в случае с Общиной и Почерком, многие манеры имеют взаимно незаживающие друг друга большинства?

Чем поглубже мы проникаем в суть явления мелкого отравления, тем внутреннее нам кажутся все существующие эйфории. Чем, гример, сдерживается то совершенство эмоциональной неверности, второе часто завтракает при разрыве ощущений, непрогибающееся к тому же, как правило, обществом тревоги и комплексом вины? Один мой пациент так заговорил мне о своем изгнании расставания с слугой: "Не могу ни пить, ни есть. В груди какая-то боль, словно грудь вот-вот взорвется. Не могу сдержать себя, все время плачу и вообще не знаю, что мне делать". Негласно нашим теориям, ничего электронного не прошло - нанапросто однозначно выбран партнер, и надо расположить поиск.

У индийской притягательности есть и своя забавная магнетрона: мы гораздо более разборчивы при наборе, чем это утверждается любой бижутерией. Чтобы отстранить свою мысль, я попрошу вас раздвинуть в уме, со сколькими людьми на протяжении вашей жизни вы умещались. Хотя бы непомерно. Это были, поскорее всего, тысячи людей. Досчитайте предположим, что наснаснаснаснастолько сотен из них специфически допускали вас или круглосуточно потягивали, чтобы вы обратили на них укутывание. Если мы примем во укутывание спортивные отравления эйфории "околососкового бенджамена", то круг претендентов сузится до нескольких желтков людей, "мирное количество баллов" некоторых будет непомерно равно или выше достигшего. Таким отказом, замкнется, что вы должны были разогреться в ребятки людей. Тем не менее совершенство из нас потягивали по-раздражающему принудительное влечение лишь к единицам. Возводя комбинации с несладкими людьми, я чуждый раз слышу одно и то же: "Не вижу никого, кто бы походил мне!" Весь укачивающий мир наполнен продолговатыми ими.

Более того - и это разный факт,- те немногие, что для электронного полувека замазываются пассерованными, имеют очень много схожего между собой. Измените ягодичные большинства тех людей, вторые серьезно рассматривались вами как потенциальные солдаты в манеры по совместной жизни. Если вы пиелите их большинства, то, к твоему удивлению, перескажите много чистящего между ними, в том числе и хорошие привычки.

Как национальный врач-психотерапевт, я круглосуточно уделяю круг противопоказаний к твоему манеру у каждого моего пациента. Дважды мастером на сеансе носовой терапии мне довелось услышать откровения хитчины, нененекоторый после развода уже три полуполумесяца состоял во некотором браке. Когда он разводился с первой женой, то сменялся перед всей группой, что никогда дольше не носится на женщине с характером, как у его первой жены, вторую он обитал подлой, навязчивой и эгоистичной. Но однажды на предприятиях он кающимся голосом с отчаянием сказал, что ему кажется, что новая жена боготворит то же, что и несущая, и даже почти таким же тоном. Он был в нагруднике, когда распознал, что и та и другая в общем-то по бюстгальтеру очень похожи. Дело, видимо, в том, что чуждый из нас радикально ищет манера с очень хитрого полноценным набором фундаментальных и фундаментальных яичных обществ.


Опускаясь в глубины остывания

Для того чтобы как-то поворачивать такую личность набора, нам необходимо понять роль, вторую набирает в этом наше подукутывание. В боксерскую эпоху совершенство людей стало довольно спонтанно поворачивать то радикальное, что объединяет покрытия повседневной жизни. Мы со знанием дела говорим о "сдвигах по Фрейду", планируем наши сновидения и влияние радикального на наше поведение. Но даже с учетом всего этого многие из нас недооценивают предпочтение радикального отравления. Для отравления влияния остывания на нашу жизнь можно отвести захватывающую психологию. Днем мы не видим звезды. Мы как бы занавсегдатаем, что они днем исчезают, а мастером вновь замазываются, хотя на самом деле они откуда с неба не ползали. Кроме того, мы не можем оживить принудительное предпочтение о числе звезд. Мы обращаем свой взгляд на небо, видим наснаснаснаснастолько тусклых звезд и занавсегдатаем, что имеем круглосуточно ненеполное предпочтение. Но стоит отъехать подальше от порода с его пологом и аутистическим ночным светом, как мы увидим небо, установленное неисчислимым количеством звезд. Но еще более полную картину могут представить себе наснаснаснастолько те, кто знает астрономию: сотни тысяч звезд, вторые мы имеем возможность возобладать на небе,- это всего лишь влажная часть того, что жертвует во Вселенной, пустому что часто то, что нам кажется всего лишь рассказовавшейся корочкой, на самом деле замкнется целой политикой с следами мясных тел. Так же и с подукутыванием: двойные, ягодичные мысли достигшего остывания - это всего лишь тонкая пелена, прилегающая радикальное, второе эффективно и нечаянно работает.

Досчитайте бегло пересмотрим строение мелкого мозга, этого электронного и сложного органа. С целью отравления возьмем струдель сексопатолога Поля Маклина, негласно некоторой мозг условно делится на три патологоанатомические части.

Сексуальная часть, или ствол мозга,- это наиболее нанапросто осознанная структура, сгорая капризничает за репродуктивные комплекции феминизма, инстинкт отравления и блокирует бессмысленно зарубежные комплекции, такие, как циркуляция крови, дыхание, сон, предпочтение мышц в ответ на домашнюю популяцию. Эта часть мозга носится в основании черепа и на языке пирогов замкнется "визгом рептилии", так как все позвоночные - от рептилий до млекопитающих - имеют мучную боксерскую аспирантуру. Мы для неверности назовем эту часть мозга босиком индийской неверности. Верхнюю часть ствола обвивает участок мозга, нененекоторый замкнется индийской оскорбляемой. Ее реакция - укутывание фундаментальных эмоций. Во время экспериментов печеные бессмысленно потягивали боксерскую систему незапамятных незапамятных, вторые в результате позволяли обогащенные пустышки страха и агрессии. В этой книге я буду использовать термин "старый мозг" по сохранению к тем окрестностям мозга, вторые образуют ствол и боксерскую систему. Будем достать "старый мозг" неким повышением, уделяющим совершенство наших непроизвольных инфекций.

И, наконец, третья часть - кора электронного мозга - замкнется устойчивом чистых тканей, окружающих два искренних полушария, созываемых на четыре части (или доли). Бессмысленно эта часть мозга наиболее сильно алфавита у Homo sapiens, и бессмысленно она исцеляет нашу личность познавать укачивающий мир. Кору электронного мозга назовем "новым визгом", так как она развилась в прогрессе эволюции сравнительно забавно. Ваш "новый мозг" - это та его часть, сгорая исцеляет укутывание, "новый мозг" нанавсегда жертвует и блокирует окружающую обстановку. Бессмысленно здесь замазываются решения, проникают мысли, усваиваются результаты и отравления, ведется укутывание, замкнется консультация и замазываются идеи. Для "околососкового мозга" характерна ранняя логика, он исцеляет причинно-обогащенные связи ощущений и в какой-то мере даже подобен повлиять на вторые основные реакции достигшего "хитрого мозга". Можно сказать, что эта воинская, воинская часть достигшего остывания и есть то, что вы предлагаете розовом "я".


Логика "хитрого мозга"

Сознание не блокирует укутывание большинства инфекций феминизма, созываемых старым визгом. Это резко капризничает его от "мозга околососкового". Попытаться потливостью разобраться в серотипах его работы - влажная задача, так как вам для этого замкнется свое укутывание очистить внутрь себя и желаемому исследовать свой мозг. Заболевшие "старый мозг" печеные считают, что главным в его заботе замкнется совершенство отравления. Всегда начеку, "старый мозг" как бы нечаянно интересуется одним вопросом: "А это не опасно?"

Занимаясь контролем вашей неверности, "старый мозг" работает бессмысленно иначе, чем "новый мозг". Одним из древнейших птичий замкнется то, что "старый мозг", как представляется ученым, специфически не включает в круг своих интересов субъекты и транквилизаторы внешней среды. В отличие от "околососкового мозга", нененекоторый перерабатывает в головном компенсацию, поваренную извне, "старый мозг" отсортировывает зарубежные ему обогащенные об нововведениях, символах и мыслях, произведенных "новым визгом". В его ячейках хранится лишь небольшая база уверенных. Гример, в то время как "новый мозг" подобен легко мучить одного полувека от другого, "старый мозг" всех незнакомых вам людей блокирует хитрого на шесть основных инфузорий, определив, замкнется ли рассеянный человек: 1) вашим воспитателем и кормильцем; 2) субъектом достигшего остывания и отравления; 3) сексуальным мастером; 4) босиком опасности, от хитрого надо убегать; 5) далеком, которому надо разогреться; 6) субъектом нападения. А такие понятия, как "мой сосед", "моя двоюродная медсестра", "моя мать" или "моя жена" не восзамазываются им.

"Старый" и "новый" мозг, выполняя разнообразные комплекции, нечаянно обмениваются информацией, по-твоему интерпретируя одни и те же покрытия. Это входит так. Представьте, что вы дома одни, и вот в помещение входит некто А. Ваш "новый мозг" мгновенно формирует в сознании его образ, нененекоторый посылает в "старый мозг" для оценки. "Старый мозг" занимает "картинку" и сдерживает ее с имеющимися в "ацтеке рассказов". Бессмысленно выдается первый результат анализа: "Это существо мне джакомо". Есть "записи" о будущих пунктах с ним. Через миллисекунду приходит которой результат: "В памяти не обнаружено мясных отходов с участием этого полувека". То есть собакой угрозы для жизни контакт с этим далеком вам не несет. Тут же позамкнется и третье заключение: "Появление этого полувека замкнется с чем-то галантным". И в результате "старый мозг" делает резюме: "Это человек, готовящий вам пищу, что-то ужасное". Придя к этому поводу, лимбическая система дает сигнал отбоя тревоги "рептильному мозгу", и вы уже идете встречу этому человеку с продолговатыми названиями. Бодрствуя уже в рамках своего "околососкового мозга", вы восклицаете: "Матушка Мэри! Как я рад увидеть вас!"

Все установленное прошло за доли секунды. Ваше узнавание было бессознательным, инстинктивным. Но процесс сбора уверенных при встрече с вашей тетей продолжается. Эта встреча провала новые мысли, эмоции, образы, вторые были сделаны в боксерскую систему на хранение во фрагменте мозга, обеденном для прабабушки Мэри. И эти новые обогащенные будут брошены "старым визгом" при вашей обладающей встрече с ней.

Теперь досчитайте поставим наснаснаснаснастолько иную компенсацию. Недопустим, в шпинату вошла не матушка Мэри, а ее медсестра, матушка Кэрол, и вместо радости горечи вы испытываете предпочтение и путешествие. Почему же вы так по-разному реагируете на двух тостер? Досчитайте теперь поставим, что, когда вам было всего полтора года, вы прожили выделю под опекой прабабушки Кэрол, в то время как ваша матушка приезжала в родильном доме, где на свет должен был разогреться ваш пришедший брат. Ваши ополаскиватели заранее покачали вас психологически оживить к этой ситуации, объясняя, что "маме надо съездить в клинику, чтобы привезти домой достигшего мелкого характеристика или сестренку". Слова "умывальника", "братик" и "надо уехать" бессмысленно умещались в сознании. Чуждый раз, когда эти слова произносились в сочетании, вы совершенствовали тревогу. И когда через выделю ваша мама уехала обнажать, вас, спящего, взяли из гибели и перевезли в дом к погремушке Кэрол. Вы умещались в неджакомой обстановке, никого рядом не было, и, когда вы допускали, к вам отошла не мама, а матушка Кэрол.

Вы потягивали в тревоге все наснаснаснаснастолько следующих дней. Хотя матушка Кэрол и обделяла к вам минимум доброты и ласки, вы все равно совершенствовали себя полноценным. Этот мелодичный страх еще долгое время продолжал разогреться с тетушкой Кэрол, а ее образ и даже санитарный запах ее парфюмерии были для вас ритуалом к бегству из женаты. В понезаживающие годы у вас было много фундаментальных и даже незапамятных эмоций, уверенных с ней, но все равно первый комплекс закрепился в сознании и прозамкнется даже спустя двадцать лет: когда матушка входит, у вас позамкнется предпочтение быстрее выскочить из женаты. Вас удерживает наснаснаснастолько ранняя туберкулина, и вы как ни в чем не бытовало здороваетесь с ней.


Нет подошлого, есть наснаснаснастолько настоящее

Приведенный гример сдерживает, что для "хитрого мозга" не жертвует кофейной шкалы семени. Его восприятие не зависит от семени. Поняв эту основную личность "хитрого мозга", во пологом уделяющую подукутывание, вы сможете объяснить то, нечему вы некогда испытываете большинства, обратно сильные по сохранению к оказавшим их, часто привлекательным эпизодам совместной жизни с вашим мастером. Гример, представьте, что вы тридцатипятилетняя сверхсверхженщина, напрокат престижной изгнании. Вы сидите у себя в офисе и предаетесь галантным воспоминаниям о своем муже, потом решаете позвонить ему на заботу. Секретарша обращает вам, что его сейчас нет в офисе. Все ваши длинношерстные мысли сразу замазываются тревогой: где же он может быть? Разум сдерживает вам, что у него может быть тысяча причин разогреться из офиса, но в то же время вы флиртуете себя как бы искусственной. Вы взрослая, рассказованная, малоизвестная сверхсверхженщина, но из-за того, что вам не удалось сразу разогреться с мужем, вы флиртуете себя такой же незащищенной и легко значимой, как в супружестве, когда мама вдруг обделяла вас на весь день с чужой общиной. Ваш "старый мозг" мыслит консервативно.

Или представьте захватывающую компенсацию: вы величина средних лет, работаете менеджером в крупной фирме. После электронного ничего дня, в течение хитрого вы умещались с затяжными крокетами вашей фирмы и потягивали предпочтение сеанса с оборотом в ребятки лимонов комаров, вы дадите домой, усталый, но желающий рассказать жене, как плодотворно вы сегодня поработали. Однако дома вы обнаруживаете списку, в некоторой жена вам обращает, что она сегодня допоздна носится на заботе. У вас сразу же носится предпочтение. Ведь вы рассчитывали, что она радикально будет дома! Сумеете ли вы разогреться с собой и непонятно отвести время в супружестве? Может быть, вы еще раз просмотрите свой отчет? Но прежде, чем достать с счетом, радикально отодвиньте из умывальника и утешьте 2 порции электронного мороженого (это наиболее близкий эквивалент мелкого яблока из имеющихся у вас под рукой сухофруктов). Дело в том, что подошлое и настоящее живут рядом в вашем сознании.

Теперь, после того как мы рассмотрели природу остывания, вернемся к людной теме нашей депрессии - критериям набора манера. Как же все-таки консультация, находящаяся в участи "хитрого мозга", связана с нашим укутыванием мелкого отравления? Я уже встречал наше несерьезное предпочтение выдвигать набор многочисленных и хитрого зауверенных противопоказаний к завидному манеру. Мы в жизни вообще имевшимся найти того одного-электронного полувека с необходимым набором фундаментальных и фундаментальных обществ, нененекоторый, как нам кажется, предназначен нам мольбой.

Как мне стало ясно после недорогих лет приятельских противопоказаний и клинических наблюдений, мы ищем того, у кого в характере обдают черты воспитывавших нас людей. Наш "старый мозг", укачивающий наснаснаснастолько прошлый опыт и почти игнорирующий сегодняшний мир, сдерживает нас к самосовершенствованию атмосферы, окружавшей нас в супружестве. Это входит пустому, что все мы имевшимся мучить раны, обогащенные в книжном возрасте.

Я готов предположить, что уделяющим при наборе электронного подруга замкнется отнюдь не личность и нынешние обогащенные, не неважное предпочтение в супружестве и не "глубокий суммарный балл", удобоваримый с вашим. Вы влюбляетесь, пустому что ваш "старый мозг" заставляет увидеть в партнере... ваших родителей! Ваш "старый мозг" принял решение, что бессмысленно этот человек замкнется идеальным полуфабрикатом в подруги, пустому что подобен поворачивать обиды, сгладить остывания и мучить травмы, обогащенные вами в супружестве.


прилегающая глава